Амалиррец, будь в курсе!

ВНИМАНИЕ!
Новости по исчезнувшим картинкам. Нажми, чтобы прочитать.
В связи с исчезновением одного из бесплатных хостингов изображений, на форуме не отображается большое количество картинок в разных разделах! Мы знаем об этой проблеме и уже работаем над её исправлением!

Если в своих постах, подписях или масках вы обнаружите пропажу картинок, но при этом у вас сохранились оригиналы - напишите об этом Мэлодит в соц.сетях или в ЛС на форуме!
___________________________________________________

28.05.22 Обновление летнего стиля!

16.05.22 Добавлен новый инструмент для персональных настроек отображения текста на форуме! Инструкция по использованию уже ждёт вас для ознакомления!

01.05.22 Обновление системы рейтинга на форуме!

25.04.22 Ёлка покинула наш мир... Благодарим всех за участие! Не забудьте, для того, чтобы использовать некоторые полученные Вами артефакты необходимо отыграть их получение и отписаться об этом в теме Золотой Парась

19.03.22 Новости о Подарках, которые ВЫ заработали во время Новогодних празднований!

08.03.22 Наши восхитительные Дамы! С праздником!

23.02.22 Дорогие наши Мужчины! С праздником!

20.02.22 Зачарованный Дворец открывает свои двери! Не пропустите ПЕРВОЕ в истории Амалирра массовое боевое событие! Делайте ставки и следите за ходами участников!

02.02.22 Объявление о Новогоднем Древе!

01.02.22 Стартовал Конкурс Валентинок!

30.01.22 Голосование в конкурсе Новогодние рисунки ОТКРЫТО!

27.12.21 С наступающим Новым Годом!
Гремлины что-то воплотили...

01.05.21 Опрос по Текстовому редактору от Гремлинов!

30.04.21 Опрос по конкурсам 2.0!!!

Всем игрокам необходимо отметиться в теме Получения постоянных наград, если имеете необходимое кол-во Репутации/Времени на форуме.
Актуальное время игры: 3058 год. Начало года, зима.

3057г. Начало: в империи объявлено о создании нового духовного ордена. Его основатель объявил, что будет строго следовать заветам Исайи, с соблюдением обета бедности и объявил конечной целью постепенное распространение идеалов братства на всю исарианскую церковь. Такое понравилось не всем иерархам и вокруг нового проповедника начинают плестись интриги.

3057 год. Лето. Турл-Титл разорен войной с орками и недавней эпидемией чумы. Среди Великих Семей с новой силой началась борьба за власть завершившаяся смещением канцлера ван Дертана. Новая правительница Республики, для удержания власти ищет силы на стороне.
Тихо и буднично в Атраване вернулся к жизни древний лич Зулл Саракаш. Создания Ночи собираются к его цитадели, чтобы объявить о своей верности, в надежде поучавствовать в разделе завоеванных земель. В ближайшем будущем.
В Атраванской провинции Азрабея началась война. Авантюристы и расхитители могил случайно пробудили и выпустили из склепа царицу Фаргутту. Их высочество вышло на свет не одна, а с несколькими тысячами солдат, похороненных некогда с ней же. Она объявила о своих правах на Азрабейское царство и подкрепляет их, штурмуя и захватывая города

3057 год. Осень. В Турл-Титле произошла революция. Клан ван Дертанов, правивший страной более 10 лет был свергнут и почти полностью уничтожен. Новый правитель Республики Эдгар Беланс - подтвердил приверженностью союзу с Эльвенором и Хортией против орков, а так же подписал помилование и восстановление в правах опальному графу Ги де Эстверу.

3057 год. Зима. В результате трагических событий в начале осени на острове Голлор, в ходе которых Гильдия Магов оказалась обезглавленной, на остров из изгнания явился архимаг Клиберн.

3058 год начался на веселой ноте...

Вливаемся в игру Список текущих приключений
Сюжетные персонажи
Поиск соигроков
Заявки на собственный сюжет
Список сюжеток
Задания от НПС
Активные сюжеты
Прошлое героев
Прошлое мира
Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра, события которой разворачиваются в авторской вселенной. Реальность мира - аналог Позднего Средневековья. Здесь Вы найдете отголоски культур Европы, Персии и Ближнего Востока, Японии и Китая, а также широкий набор мифических народностей.

Жанр: Тёмное фэнтези с элементами низкого
Рейтинг: 18+
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Дата создания: 09.07.2011г.
P.S.
Как бы сильны не были Ваши персонажи на других ролевых — здесь это не значит ничего! Мы дадим вам обидное прозвище, крепко прищемим дверью, треснем табуреткой по голове, искупаем в испражнениях, а под конец заставим платить алименты!!!! Грррр.
Конечно, мы шутим. У нас дружелюбный АМС состав (кроме Крякена). Всегда поможем и подскажем. Обращайтесь в Гостевую

Слагатель - Отец Основатель форума. В личные сообщения НЕ писать. Все вопросы направляйте в тему Вопросы и ответы.
Зона ответственности: ИнфоБаза (всё, что касается исторической части мира), квесты, ответы в группе ВК и гостевой, проверка анкет.

Изольда - Мать Основательница форума.
Зона ответственности: конкурсы, реклама проекта, ивенты на ристалище, начисление и списание игровых очков и очков опыта, вестник Амалирра, квесты. Выносит решения о наказаниях за нарушение правил ролевой.

Мэлодит
Зона ответственности: тех.поддержка форума, проверка анкет, конкурсы, группа ВК, начисление и списание игровых очков и очков опыта.

Драйк
Зона ответственности: графическое наполнение форума, квесты, ответы в гостевой.

Энац
Зона ответственности: проверка анкет, квесты, ответы в гостевой.

Кристоф
Зона ответственности: графическое наполнение форума, ответы в гостевой, проверка анкет (в отсутствие других проверяющих).

Зилхар - В отпуске
Зона ответственности: -

Даурлон - В отпуске
Зона ответственности: -

Гремлины:
Мэлодит, Рэйвен, Гленн Рехтланц - технический отдел форума. В подчинении имеют Гремлина Младшего - от его имени может писать любой из Гремлинов.

Неписи:
НПС, Весть, Многоликий, Безликий - 4 вестника апокалипсиса. С данных аккаунтов в квестах отписываются Гейм Мастера.
Джед - распорядитель боев на ристалище.

• Подать жалобу • Сообщить об ошибке • Отблагодарить • Внести предложение
Добро пожаловать в Амалирр!

Амалирр - это форумная ролевая игра, события которой разворачиваются в авторской вселенной. Реальность мира - аналог Позднего Средневековья. Здесь Вы найдете отголоски культур Европы, Персии и Ближнего Востока, Японии и Китая, а также широкий набор мифических народностей.

Жанр: Тёмное фэнтези с элементами низкого
Рейтинг: 18+
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Дата создания: 09.07.2011г.
P.S.
Как бы сильны не были Ваши персонажи на других ролевых — здесь это не значит ничего! Мы дадим вам обидное прозвище, крепко прищемим дверью, треснем табуреткой по голове, искупаем в испражнениях, а под конец заставим платить алименты!!!! Грррр.
Конечно, мы шутим. У нас дружелюбный АМС состав (кроме Крякена). Всегда поможем и подскажем. Обращайтесь в Гостевую
Рейтинг игроков
Вы последний раз заходили Сегодня, 18:41
Текущее время 25 Июн 2022 18:41
Отметить все форумы как прочтенные
Последние сообщения
Активные темы дня
Активисты дня
Активисты форума

Последний шанс



Демон Знания
Демон Знания

    Продвинутый пользователь


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги


Последний шанс

Отправлено 20 Январь 2022 - 00:36


  • 2


Участники: Брэм Ливингстоун, Эрика, НПС. 

Время: Начало зимы 3058-го года 

Сюжет: Из дебрей Штольхейма до нас дошла одна легенда... Говорится в ней о чародее из земли, что ныне именуется Империей Тавантинов. Кудесник сей проклят и обречен пребывать в эфирном плане, являясь в наш мир лишь иллюзией, облачком тумана, призраком, лишенным возможности чувствовать вкус еды, любовь женщины, ласковое тепло солнца... Несколько столетий он ищет спасение от проклятия - артефакт под названием  "ожерелье Гаринар". Он спешит, потому что Сила его убывает с каждым годом. Вот уже и гоблины отпали из-под его власти и гномы не трепещут от звуков его грозного имени. Он больше не может повелевать демонами Пекла и Бездны и с ужасом ждет дня когда лишится последних своих слуг.

Но недавно он прознал, что спасительный артефакт находятся не так далеко, в Турл-Титле. В храме огненосного Мохольгана...




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 20 Январь 2022 - 20:45


  • 1

г. Турл-Титл 
5 день сеченя 3058года

День   
   Бежать! Бежать! И еще раз бежать! Такие мысли бились в висках, как только полукровке удалось продать лошадь и купить себе нормальную, да что там прибедняться, не просто нормальную, а  добротную, дорогую одежду. Ботфорты и перчатки с крагами – высший класс! Штаны с кафтанчиком, багряного цвета, с кожаными вставками, да с тиснением – дорого-богато! На плащ только не хватило эдакий, пришлось взять самый обычный с черного сукна и заколоть его железной фибулой. Разодетая с иголочки, полуэльфа широким шагом неслась по переулкам Турл-Титла, избегая центральных улиц. Город полагалось покинуть в кратчайшие сроки, иначе беда. Возмездие, такое слово, с не очень приятным привкусом, особенно когда оно направлено на тебя.
   Еще эти утром Эрика жила и не тужила при храме Мохольгана. Жрецы спасли ее после не самого удачного бегства с корабля Аш Баруха, ныне бывшего любовника, найдя едва дышащую на берегу девушку. В благодарность божеству, да и не имея ничего, даже места, куда податься, полукровка решила остаться работать при храме. Ну, а что, кормят? Кормят! Лежанку дали? Дали! Тепло? Тепло! В зиму не очень хотелось оставаться в неопределенности да без крова. И все было бы ладно, дожила бы до весны не тужила б, да вот только любопытство в купе с дурными привычками всегда приводят к нелепым оказиям.
   Днем Эрика нечаянно учинила поджог в храме. Не специально, оплошность. А жрецы сразу: «Бей ее! Хватай! Наказать!». Ну разве так можно? А разобраться сперва? Но разбираться никто не стал, в храме велась подготовка к свадебной церемонии каких-то местных негантов, жрецы на нервах, видно то большие шишки были, нужно было все обстряпать по высшему разряду. А тут Эрика! Сбежав из храма, девушка умыкнула чужую лошадь и как только оторвалась от погони ее продала, чтобы сменить робу и сандалии на одежду по погоде.
   Предусмотрительная полукровка обшарила седельные сумки, перед продажей и обнаружила там занятную вещицу – кулон с камнем, да в золотой оправе. Алый, как сама кровь, загляденье! Сейчас он трясся в наплечной сумке, вместе с прочим скарбом авантюристки, которая перемахнула через невысокий забор и тут же присела за крытой телегой, оказавшись на широкой улице. Хозяин телеги, тоже по виду какой-то полукровка, как и она, но уже в летах, общался с каким-то низкорослым коренастым мужичком (доселе Эрика с гномами глаза в глаза не встречалась). Они ударили по рукам, оба сели на козлы, телега накренилась. Раздался щелчок хлыста в воздухе и колеса лениво скрипнув, покатились с пристукиванием по мощеной улочке. Эрика лежала между тюков и ящиков почти не дыша, боялась, что ее заметят и поднимут шум, а этого ей сейчас никак не нужно. Она мечтала исчезнуть из города, а не получать это самое Возмездие!
   Сердце взволнованно заходилось в груди, пока Эрика подглядывала на происходящее снаружи через узенькую щелку меж пологом и бортом телеги. На миг оно и вовсе перестало биться – один из жрецов общался со стражей, что-то бурно им объясняя, отчего те сурово завертели головами, зыркая по сторонам. Эрика закатила глаза и скрестив пальцы на руках, и кажется, даже на ногах, в позе покойничка, напряглась в струнку и кусала нервно губы, пока постукивание колес о брусчатку не сменилось поскрипыванием снежка. Тогда девушка осмелела, выглянула вновь и о чудо, стены Титла оставались позади. Но куда же она едет? Кинув взор на море по правую сторону, что виднелось вдалеке, девушка определила, что повозка следует на север.




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 22 Январь 2022 - 21:23


  • 1

   От мерных покачиваний в повозке девушку склонило в сон, а пробуждение оказалось мало приятным. Ее больно ткнули в бок кнутовищем.
- Ты еще кто такая? Откуда здесь взялась?
Эрика распахнула глаза и резко подскочила, мигом приняв сидячее положение.
- Не извольте браниться, господин. Подвезите меня, я заплачу - она начала расстегивать кафтан на груди.
- Эээ, такая плата мне не интересна, меня жена дома ждет - недовольно заворчал владелец повозки. Его компаньон гном, сердито буравил девушку взглядом.
Скептически изогнув бровь, Эрика смерила взглядом полуэльфа: «Ты себя то видел? Мерзость какая»
- Господин, я предлагаю плату монетой - голос ее тем не менее был дружелюбным и располагающим, хотя про себя она уже обматерила хозяина повозки, и с этими словами выудила из-за пазухи пухлый кошель.
Далее она пустилась в сочинительный, похожий на то, чтоб быть правдой, рассказ, как сбежала от жениха и скрылась в покидающей Титл повозке. Попрепиравшись, компаньоны все таки согласились довезти девушку, а кошелек Эрики уменьшился на треть.
   Четыре дня в пути до Азариса с остановкой на ночлег и отдых в придорожном трактире, стоили авантюристке новых трат, она уже подумывала выручить денег за тот медальон, что был найден в седельной сумке ворованной лошади, но одно небольшое открытие изменило ее планы. В пути, лежа на тюках и глазея в небо, она решила отведать табачку, но каково-было ее удивление, когда она обнаружила, что сушеные листья выглядели так, словно их только собрали. Зеленые упругие и полные жизни. Вместо огорчения, что придется воздержаться от навязчивой привычки подымить, она осознала, что обладает не простым украшением. Кулон вернул жизнь в иссушенные листки растения. С того момента она нацепила занятную вещицу на себя и спрятала за пазуху, именно там, считала Эрика, самое безопасное место для всех ценностей.

г.Азарис
9 день сеченя 3058года
После заката

   В Азарис прибыли к вечеру, уже после заката, Криг отобедала с наперсниками-компаньонами, и по их примеру сняла себе комнату в таверне. На утро полуэльф с гномом засобирались в дорогу, дабы продолжить свой путь, а Эрика решила остаться и побродить по магическим лавкам в поисках артефактора, который помог бы разобраться с ее интересной находкой. 

10 день сеченя 3058года
Полдень


   Азарис считается младшим братом Турл-Титла, похожая архитектура, но плотность населения меньше, отчего Эрике показалось, что тут как-то свободней дышать. Хотя, быть может, она чувствовала легкость потому, что здесь нет нужды прятаться и ждать подвоха в лице разъяренных жрецов Мохольгана.
Цены на еду и ночлег тут оказались приятно ниже, чем в Титле, возможно и на магических услугах ей тоже удастся сэкономить?
   Неспешно прогуливаясь по широкой мощеной улице, полукровка наслаждалась свободой и беззаботностью. Свиду, кажущийся безразличным взгляд из под полуприкрытых век, скользил по вывескам различных заведений, выискивая магические лавки. Вот внимание привлек выжженный на дереве магический шар, кажется оно! Легкой походкой девушка взлетела по ступенькам крыльца и отворив дверь, окликнула владельца.
- Доброго дня! Есть кто в лавке?
Помещение оказалось просторным, светлым, уставленным шкафами с пестреющими на них различными безделушками самых разных форм и размеров. Отовсюду веяло магией. Эрика не сомневалась, что пришла по адресу.


Сообщение отредактировал Изольда: 23 Январь 2022 - 15:10



Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 23 Январь 2022 - 21:38


  • 1

г.Азарис

12 день сеченя 3058года
Поздний вечер


   На оклик полукровки за стойкой показался дородный коренастый мастер с ухоженной бородой. В ходе небольшой беседы Эрика предъявила ему амулет. Осматривая побрякушку с моноклем, артефактор пытался назначить за нее цену и, когда узнал, что вещь не продается, немого приуныл. Но, всё же поведал девушке о свойствах предмета – черпать магический эфир извне и обращать его в Силу Жизни. Уточнил мастер также и то, что работать должным образом он будет, если настроить артефакт на владельца. Эрика тут же оживилась и готова была заплатить за эту самую настройку, для которой мастеру необходима была ее собственная кровь и три дня на работу. Полукровка была согласна, ведь с таким амулетом она уже не была жалкой полукровкой, которую не возьмут в эльфийскую академию. Да и зачем ей триклятая академия, если имея такую защиту на груди, можно самостоятельно собирать магические знания. Оставив артефактору несколько капель крови и уплатив назначенную цену, она получила от него расписку и отправилась ждать три дня.
   Время в ожидании тянулось мучительно долго, Эрика томилась без дела, а кошель ее уже изрядно прохудился, чтобы позволить себе три дня кутежа и безделия. Поэтому полукровка принялась искать себе какую-нибудь работенку. Ходила по заведениям и торговым рядам, предлагая свою помощь за оплату. Денег не заработала, но и свои сберегла. Ей удалось найти подработку посудомойкой в одной корчме, где у хозяйка захворала помощница, правда платой послужили ночлег и еда, а не звонкая монета, но на безрыбье и рак рыба. А в последний день она встретила сухонькую старушку – продавщицу-лоточницу, которая выручала монетку другую за ароматную сдобу и выпечку. Эрика помогла ей безвозмездно, просто стало жаль скрюченную от возраста женщину, а та взамен накормила ее пирожками. Проводив старушку до дома, когда солнце клонилось к закату, полукровка направилась на поиски ночлега, дабы скоротать последний вечер.
   Выбор пал на недорогую харчевню, что находилась недалеко от выгребного рва. Каждый раз, когда в нее заходил посетитель, запах жиденького винца и подгоревшего мяса с кухни перемешивался с уличным зловонием. Эрика нашла место за маленьким столом подальше от входа, куда вонища с улицы доносилась чуть меньше и заказала себе блюдо дня, уже предчувствуя по ароматам с кухни, как это будет не вкусно. Однако ж, она была к тому готова, голод - не тётка, недолгая пиратская жизнь успела привить ей неприхотливость в еде. До наступления ночи оставалось еще пол кувшина местной кислятины, а зал стал наполняться разной сомнительности личностями. Воры, черные торговцы, бродяги и стражники. Полногрудая девица, чью одежду составляли две широкие полоски зеленого шелка на бедрах и рогатое украшение из ветвей в волосах, соблазнительно улыбалась наемнику из Атравана. Полуэльфа взирала на все происходящее из под полуопущенных век с видимым безразличием, без энтузиазма пережёвывая пережаренное мясо, однако про себя была несколько взволнованна. Переживала, что что-нибудь пойдет не так, а ведь она уже настроила планов, куда двинется, как только заберет свой личный теперь уже артефакт завтра утром.




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 24 Январь 2022 - 00:15


  • 2

   От размышлений Эрику отвлекло странное чувство, будто она ощутила на себе чей-то взгляд. Подняв глаза, девушка увидела смуглого остроносого человека с пурпурным покрывалом на голове, схваченным золотым обручем, который изучающе ее разглядывал. Просторное пурпурное одеяние из шелка ниспадало с его костлявых плеч. Полукровка вопросительно приподняла брови.
- Ты, вероятно, Эрика из Титла? - Это прозвучало отнюдь не как вопрос. - Говорят, у тебя есть одна вещь...
Полуэльфа не на шутку перепугалась, неужто ее побег с Турл-Титла не остался незамеченным и ее так легко и быстро вычислили, но лицо ее осталось невозмутимым. Выдать могло внезапное волнение лишь то, как сильнее ее пальцы сжали кружку. 
- Я прошу прощения, хейр, с кем имею честь вести беседу? - изобразив на лице доброжелательную улыбку, осведомилась она.
Человек уселся напротив Эрики.
- Я ван Кола, купец, коллекционер. Торгую и скупаю волшебные вещи. Слышал, что у вас как раз есть такая.
- Ван Кола, мне жаль, но Ваша информация устарела - спокойно ответила девушка, отпив вина, чтобы смочить пересохшее от страха горло.
Купец свернул губы дудочкой, издав звук:
- Ч-ч-ч-ч-ч. Не спешите отказываться! Я готов щедро за нее заплатить! Скааажем.... пять сотен золотых эльвенорских солнц.

Эрика вздохнула, в голове ее крутились мысли, как побыстрее отделаться от незваного собеседника. Если она прямо сейчас встанет и отправиться в снятую ранее комнату, она вызовет к себе подозрение и скорее всего слежку. Нужно было отделаться от него иным способом.
- Это несомненно щедрое предложение, ван Кола, но эта вещь больше не при мне. Нужно было расплатиться по некоторым долгам - девушка пожала плечами, солгав и изобразив искреннее сожаление.
Наколов кусочек мяса на вилку она продолжила трапезу, всем своим видом показывая, что он отвлекает ее от ужина, хотя на самом деле ни какой кусок не лез в рот. То, чего она опасалась, происходит прямо сейчас. Сама накликала беду, не иначе.
- О, разумеется, я знаю, что она не при вас. Она при мастере, у которого я ее и видел. Он отказался ее мне продать, упирая на то, что она ваша.
"Глупый гном! Язык бы тебе укоротить!"
Эрика сдержанно выдохнула, ее губы сжались в плотной улыбке раздражения, на мгновение прикрыв глаза, она поймала сердитую мысль: "Все то ты знаешь, гнусный хлыщ". Распахнув глаза и взглянув на мужчину решительно и бескомпромиссно, она изрекла:
- Сделка невозможна, ван Кола. Давайте закончим этот разговор, мы не придём к общему.

- Тысяча? - не отставал он. - Вы можете в одночасье стать безумно богатой!
Девушка резко встала из за стола, махом допила противное вино из стакана и со стуком опустив его на стол, коротко бросила:
- Доброй ночи, хейр.
Раз он и без того все знал, смысла продолжать беседу не было. Нужно было скорее забирать амулет и убираться из города.
- Что ж, - не скрывая своего разочарования, ван Кола поднялся, - очень жаль.
Девушка широким шагом направилась к лестнице, ведущей на второй этаж к комнатам. Едва сдержав себя, чтобы не вбежать по ней, она лихорадочно соображала.
"Тысяча солнц! Немыслимо! Проклятый проныра! Предложил бы он мне столько, когда я не знала про свойства амулета, я бы не думая согласилась, а теперь уже поздно. Если он так богат, ему будет не сложно получить артефакт из моих хладных рук. Проклятье!"
Оказавшись в своей скромной комнатушке с узкой койкой, она подперла дверь стулом и осторожно выглянула в окно. Вечерние сумерки, прохожие, гуляющие куры. Быстро закрыв окно занавеской, девушка принялась размышлять, как ей забрать амулет завтра утром и остаться незамеченной. Наверняка за домом артефактора будут следить, а может этот Кола и вовсе направит туда вора, чтобы забрать приглянувшуюся вещицу. Прикусив костяшку кулака она нервно заметалась по комнате, идти сейчас! Но лавка закрыта. Будить владельца, лишнее внимание. Идти утром, вдруг будет уже поздно или ее завернут сразу на выходе. Решив все же дождаться утра, Эрика так толком и не уснула за ночь, постоянно вздрагивая от всяких шорохов и посторонних звуков. А утром, спрятав волосы под плащ и накинув капюшон, быстро двинулась к мастеру-артефактору, надеясь смешаться с прохожими на улице. Сейчас была зима, большинство ходило с покрытыми головами и в плащах, так что она была уверенна, что не выделяется среди горожан. Однако чудилось ей, будто на нее кто-то смотрит, кто-то следит.
"Надо просто побыстрее с этим закончить и убираться! У меня все получится!"




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 24 Январь 2022 - 23:27


  • 2

г.Азарис

13 день сеченя 3058года

Утро

 Пока все шло нормально, Эрика вышла на рыночную площадь, на которой кипела жизнь. Нырнув в толпу девушка ускорила шаг и в какой-то момент ее пребольно пихнул локтем незнакомый мужчина. Эрика согнулсь и ее лицо исказилось от боли.
- Эй - обернулась она к незнакомцу с нескрываемым возмущением.
Тот медленно развернулся. На нем была одежа моряка: короткие штаны, сапоги с отворотами, белая рубаха, кожаная безрукавка, а голову обвязывал атраванский платок.
Едва она взглянула в его лицо, то сразу узнала Яорона Переца - старшего помощника ее бывшего любовника.
Он уставился на Эрику единственным здоровым оком (второе закрыто бельмом). Секунда молчания....
- Ты?!
- Нет, не я - вздрогнув и забыв про боль в боку, выпалила Эрика. До лавки артефактора оставалось всего-то пересечь до конца рыночную площадь, нырнуть под тенистую арку и миновать два дома. Девушка решила улизнуть от Яорона и развернувшись на каблуках, широко шагая двинулась прочь, пробираясь сквозь толпу.
- А ну стой! - он быстро шагнул вперед, и нагнав, схватил ее за локоть - Лопни мой глаз, это ты! Ты, плутовка! Эй, бродяги! Гляньте-ка кто заплыл в наши воды!
На его вопль стали стягиваться другие люди. Некоторых Эрика знала, помнила по кораблю. Вот Зубастый Шевах, вот красавчик Бацальер, а вон братья Озз, с тремя глазами на двоих. Были еще пара не знакомых ей пиратов.
Эрика ощерилась и рванула рукой, чтоб избавиться от хватки Яорона.
- Пусти - прошипела она сквозь зубы, - У нас с вами нет ни дел, ни долгов!
- Э-э, нет, рыбка. Придержи свои плавники... - он попробовал притянуть ее к себе, но Эрика вновь рванула рукой и освободившись, побежала в сторону арки. Моряки увязались за ней в погоню.
Мельком обернувшись назад, чтобы оценить свои шансы на успех сбежать, полукровка налетела на тачку с дынями, опрокинула и перелетела через нее, засыпаемая ароматным товаром и бранными словами торговца. Разгневанный титланец схватил девушку за плечи, рывком поднял на ноги, собираясь ударить, но занесенную руку перехватил Перец. И так врезал торговцу в зубы, что того пронесло несколько шагов спиной вперед. Он завалился на прилавок горшечника, с грохотом опрокинув глиняные горшки и миски. Не давая Эрике убежать, Яорон схватил ее за ворот плаща.
- Не мотай хвостиком, рыбка!
Она ухитрилась вывернуться, с силой наступив Перецу на ногу, но дорогу загородил один из братьев Озз, широко раскрывая руки. Видимо мечтал, что она сама залетит к нему в объятия, но Эрика проскочила у него подмышкой и не успев сделать и шага была схвачена сразу двумя мужчинами - незнакомым смуглым моряком и Зубастым Шевахом. На Шеваха сзади напал кто-то из местных, он отмахнулся не глядя и оттолкнул горожанина на какой-то навес.
Эрика резко присела, ныряя в ворот плаща и ухитрилась освободиться, пожертвовав им. Плащ остался в руках у мужчин, те синхронно ругнулись. Она оказалась в полуокружении, из-за мельтешения вокруг не понять, где злой торговец, а где пират. Взгляд серо-желтых глаз скользнул поверх голов, на арку, за которой в двух пролетах находился дом артефактора, с безнадежностью и злобой. Прямой путь туда был закрыт.
Растолкав сумятицу, девушка выскользнула из полукольца окружения, оставив после себя матерящуюся кучу-малу и побежала. Но, только не по направлению к лавке, а от нее. Теперь ей предстояло как-то обогнуть рынок, чтобы забрать свой кулон. Не долго думая полукровка метнулась в ближайший переулок.
   Эрика петляла по переулкам, матросы не отставали, но и нагнать не могли. Понимая, что не отвяжется от хвоста, Криг метнулась за поворот и бегло оценив ситуацию, девушка наступила на высокую цветочную клумбу, подпрыгнула с нее вверх, цепляясь за металлический штырь, к которому крепились бельевые веревки, подтянулась на руках и взобравшись на широкий каменный карниз, вжалась в арку окна. Полукровка надеясь, что преследователи проследуют мимо и заблудятся в переулках малознакомого им города.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 25 Январь 2022 - 21:13


  • 2
13 января, 3058
город Азарис
Утро

 

Жизнь, простая, без излишеств жизнь как ладони представлена в самом многолюдном месте, а именно на рынке. Рынок это практически город, небольшой, конечно, но тем не менее со своими правилами, устоями, традициями и даже преступлениями. На рынок ходят чтобы что-то купить, продать, украсить или же без затей послушать последние неподтверждённые сплетни от местных хабалок и сплетниц. Настоящая языковая среда для начинающего лингвиста, коим по совместительству с профессией инквизитора, мстителя, лекаря и исследователя являлся и Брэм Эйвери Ливингстоун, вампир. В город Азарис его привёл не случай, не цель, не сбежавший чернокнижник или слетевший с катушек кровопийца, а обыкновенное любопытство. Находясь совершенно на другом материке, где тавантийское наречие не было столь распространено как на Алькарии, Ливингстоун решил отступить от закоснелого упрямства и разобраться в новом лингвокультурном слое. С осени пребывания здесь ему довелось нахвататься обыденных негантских фраз, которые он успешно использовал в городе. Однако как Брэм ни старался, в нём всегда узнавали чужеземца. 
Улочка, которую превратили в торговые ряды, была неблаговидно забита жителями рынка, знающих и живущих по его законам. Огромное количество одновременных диалогов, основанных на спорах, угрозах и просьбах уменьшения задранной до небес ценовой политики ушлых торговцев. 
Ливингстоуна, стоящего поодаль под иллюзией отвода глаз и с магическим кольцом на пальце, заинтересовал разразившийся спор между покупателем и купцом. Они ссорились из-за уздечки, демонстрируя удивительный запас бранных слов на десятках языков Амалирра, среди которых Брэм с теплом распознал родной. Делец из местных стучал кулаком в грудь, хлопал ладонью по голове, лбу и даже заднице, заверяя, что будет полным глупцом, тупицей, болваном, не достойным отпрыском мула и коровы, существом, которого даже грязный язык скотоложца погнушается назвать человеком и многое другое, чего Брэм не понимал, если уступит эту дивную, чудесную, надёжную, великолепную, отменно сработанную упряжь, достойную украшать любого скакуна, включая и небесных коней, что несут по синей тверди светозарных богов за какие-то жалкие десять медных монет, а не за пять серебряных. Покупатель же, — смуглый, курчавый, крепкий мужчина, судя по говору которого тоже местный, — утверждал, что сам назовёт всеми вышеперечисленными крепкими словцами торгаша, если тот немедленно не сбавит цену до десяти медяков. Словесный базарный конфликт без сомнения был увлекательнее всех остальных, отчего мало кто из присутствующих, особенно торгующихся спорщиков, обратил внимания на шум, возникший поблизости.  
Несколько мужиков моряцкого вида высыпались откуда-то со стороны, пытаясь изловить кого-то, кто уступает им в размере, но не в ловкости. По всей вероятности, маленький воришка попался на краже чужого кошеля и теперь его ждёт незавидная трёпка. Традиции рынка всегда были суровы. 
Неожиданно оттуда же стремительно вылетел мужчина, пролетел над головами доселе внимательно следящих за спором покупателя и продавца и с жутким грохотом обломал спиной навес, под которым как раз и прятался делец сбруей. Торговля резко прервалась, когда погребённый под бессознательным телом мужика купец протяжно завыл нечто похожее на “караул”. 
Размахивающая кулаками компания стремительно надвигалась на мирно стоящего среди прочих людей Ливингстоуна, и тот без лишней суеты посторонился. Оказаться втянутым в местную драку было для него последним делом. Дикость людей и бездействие стражи поражали падшего инквизитора, но вмешиваться так или иначе он не собирался. Не собирался, пока не заметил некоего с серебристыми волосами среди этой драчливой человеческой каши. Тот, оставив в крепкой хватке моряка плащ, нырнул между двух дебоширов и стремительно пронёсся мимо. 
И тут Брэм почувствовал знакомый запах. 
Эрика.
Взбунтовавшиеся моряки ломанулись следом за горе-авантюристкой, но из-за недовольной толпы, оскорблённых торговцев и сломанных прилавков вспыхнула очередная драка. 
Брэм не остался в стороне и бросился вдогонку. Без концентрации, иллюзия развеялась. Впрочем никто особо не заметил его мимолётного присутствия на улочке. 
Юная девушка, которая когда-то едва не стала жертвой проснувшегося на болотах упыря, часто вспоминалась ему. Особенно запах. Нечто особенное было в её крови, что сильно эманировало вампира, влекло и едва не сводило с ума. 
Вампир не сильно отставал от преследователей, старался не поскользнуться на коварной наледи и внимательно подмечал какое направление выбирает Эрика для спасения. Вопрос почему и зачем полукровку хотят изловить и наказать он старательно откладывал на потом. После нескольких проулков и малообитаемых улочек, горе-авантюристка внезапно скрылась за поворотом. После неё исчезли и буйные мореходы. И в конце концов настал черед Ливингстоуна забежать в небольшой внутренний дворик, по бокам которого вырастали стены домов с протянутыми верёвками для сушки белья. Когда преследователи почти скрылись из виду, а Брэм поднажал, сверху скрипнули редко раскрываемые ставни и его сшибли с ног. 
 

 


Сообщение отредактировал Ливингстоун: 25 Январь 2022 - 21:14



Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 26 Январь 2022 - 00:04


  • 2

   Молодая девушка, отворившая деревянные ставни окна, чтобы проверить что там за шум за окном, ойкнула, перевесившись через подоконник. Внизу ее взору предстала странная картина: распластавшийся ничком прохожий, а на его спине девушка, чьи белокурые волосы разметались по сторонам.
Приземлилась Эрика почти удачно, вот если бы только не внезапно показавшийся под ней человек. Она сбила прохожего с ног, когда полетела с карниза, вытолкнутая отворявшимися ставнями и больно ударилась подбородком о его затылок, свалив незнакомца лицом на мощеную улочку.
- Простите -, сдавленно выдавила она от боли. Сползая в бок и задрав голову вверх, полукровка предупредительно замахала девушке руками в умоляющем жесте не шуметь. Поднимаясь, Эрика тронула незнакомца за плечо: - Вы в порядке?
- Да, - незнакомец дотронулся до лица и, посмотрев на кровь, слегка удивился. Впрочем изучал он свои ссадины недолго.
- Эрика?

Они встретились взглядами и полуэльфийка раскрыла рот в изумлении. Эти холодные голубые глаза были ей знакомы. В памяти быстрее скорости звука пронеслись недавние воспоминания на титланских болотах, но сейчас некогда было предаваться пространным мыслям.
- Я все поправлю -, извиняющимся тоном затараторила она, суетливо выискивая, куда спрятаться в азарисских уличных переплетениях.
- Мне очень жаль -, искренне ответила она и, хватая Брэма под руку, спешно потащила его в противоположную от погони сторону. Удивительно, но он дал себя увести. Внимание Эрики привлекла приставная лестница в соседнем проулке, она сильнее потянула Брэма.
- Сюда, быстрее, - она указала взглядом на лесницу, и ловко вскочив на ее первую перекладину обернулась, - Давай, за мной!
Брэм отрицательно качнул головой и протянул ей свою руку в приглашающем жесте. Эрика удивилась и неуверенно протянула ладонь. Брэм подхватил ее и поставил на ноги перед собой. Полукровка ощутила магический всплеск, как будто легкое покалывание пробежалось по всему телу. Она вопросительно взглянула на него.
- Что это?
- Обман, - загадочно ответил Брэм и положив ладони Эрике на плечи спокойным шагом пошел, ведя ее перед собой, совсем не в том направлении, куда ей было нужно.
- Погоди! Куда ты меня ведешь? Мне нужно в лавку - она уперлась пятками в камни мостовой и плечами в грудь Брэма, пытаясь выкрутиться и развернуться к нему лицом, чтобы переубедить.
Тот остановился и вопросительно посмотрел на нее сверху вниз.
- Я все объясню позже - совсем позабыв про языковой барьер, ответила она, - пожалуйста, идем со мной. Мне нужно в лавку артефактора, как можно скорее, это в той стороне -, девушка махнула рукой, указав направление. Брэм не убирая ладони с ее плеча двинулся вместе с Эрикой туда, куда она его повела.
Девушка с опаской озиралась всю дорогу, но к ее удивлению прохожие совсем не обращали на них внимание. Чудеса! Эрика смекнула, что Брэм сотворил какое-то заклинание, отводящее взгляды. Так, выделяющаяся пара из бледнолицего высокого тавантинца и светловолосой растрепанной девушки в красивом, хоть и пыльном, наряде, без проблем вышла на рыночную площадь. 




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 26 Январь 2022 - 21:23


  • 1
13 января, 3058
город Азарис
Утро

Пока они шли по направлению места, название которого Брэм не понял из-за языкового барьера, он постарался использовать это время в личных образовательных целях. 
Кто те люди были? — тихо раздалось над головой у Эрики.
Она скривила лицо, словно требуемая информация являлась строго личной.
Старые "друзья", — сквозь зубы с неприязнью процедила горе-авантюристка и, подняв взгляд на собеседника, уточнила: — Нас точно никто не замечает? По правде, я не старых "друзей" боялась, а кое-кого другого.
Смысл её слов отдалённо дошёл до Брэма, и он кивнул. Иллюзия отвода глаз была проста в формировании и неприхотлива в поддержании. Люди, мимо которых они проходили, без интереса скользили по ним потухшим взглядом и практически тут же забывали увиденный образ высокого молодого человека, ведущего за плечи худенькую среброволосую девушку. 
Отвратительный день, — выдохнула уже тише она себе под нос. 
Буйная компания морских работяг, которых Эрика окрестила “друзьями”, вполне могла до сих пор бегать по городу в поисках неожиданно пропавшей из-под носа жертвы. Чем могла насолить им полукровка до сих пор оставалась лишь теоретической игрой, которую Брэм пообещал себе закончить при более спокойной обстановки с наименьшим количеством шума и лишних ушей. 
Кто ты бояться? — спросил он, оглядываясь по сторонам, но ни один мореход не попался на глаза. 
Того, кто хочет забрать у меня кое-какую вещь, — она ослабила высокий воротник своего кафтана, скользнув пальцами по шее.
Ожерелье или цепочку, мысленно предположил падший инквизитор и непроизвольно опустил взгляд на своё необычное кольцо, имеющее способность мёртвых обращать в живых и наоборот. Волшебные вещи, именуемые также артефактами всегда будут в чести среди нечестных. 
А как ты здесь оказался?
Учусь. — Односложно ответил на вопрос Ливингстоун, осторожно обходя людей.
Языку? — уточнила девушка. 
У тебя неплохо получается, —  отметила она, а потом стушевалась: — спасибо, что выручаешь. Уже второй раз.
Сказав это, Эрика раздосадовано вздохнула, а Ливингстоун довольно улыбнулся. Наречие негантов давалось сложно. С осени он слушал, запоминал, разговаривал. Неожиданные встречи с жителями Империи оказывались настоящим подарком судьбы, который инквизитор тут же раскрывал и расспрашивал о тонкостях языка и его особенностях. 
Где ты жить? 
Брэм почувствовал слабую дрожь в плечах девушки, вероятно вопрос застал Эрику в расплох.
Где придётся, а ты? Решил осесть в наших краях? Тут всяко потеплее, чем в вашей Империи, да?
Я не понимаю, — покачал головой Брэм, тщетно перебирая в памяти такие слова как “осесть” и “всяко”, чтобы сложить в одно. В конце концов он задал ей типичный вопрос для человека, который идёт в неизведанном другому направлении: — Ты куда?
К мастеру, который делает волшебные штуки, —  они прошли арку и Эрика указала на дом с крылечком и вывеской с рисунком магического шара.
Вон туда.
Догадки Ливингстоуна оказались верны: Эрика действительно связалась с магическими предметами, что могло с лёгкостью разжечь опасное пламя алчности подозрительной категории людей. 
Когда полукровка перешагнула через порог, руки Брэма соскользнули с её плеч, лишая незначительной иллюзии, а сам он в нерешительности застыл у входа. Если кольцо и выставляла его в свете живым и здоровым человеком, то тем не менее не лишала его проклятья vampyrismus и присущим ему особенностям. Помимо нечеловеческих сил и необыкновенной живучести, вампир получал извечно преследующий его голод крови, невозможность пересекать текущую воду и свободно заходить в чужие жилища. 
Словно прочитав мысли Ливингстоуна, Эрика обернулась на пороге и сказала:
— Заходи, чего встал. 
Такого приглашения было вполне достаточно, чтобы позволить вампиру без труда войти в лавку артефактных дел мастера. 
Однако тот не встретил их собственнолично. В передний зал, одна из стен которого была украшена красиво выделанной шкурой дикого зверя пустынь  югов, пришёл мальчишка, не то слуга, не то отпрыск. Он приветливо кивнул и проводил в гостиную, попросив подождать, пока к ним не явится сам мастер. Гостиная, где они устроились, была обставлена изящно и удобно. Мягкие низкие кресла с подлокотниками, столик из чёрного дерева. Свечи в такт ожиданию потрескивали в серебряных подсвечниках. 
Мальчик вернулся снова, принёс кувшин с вином, поставил на стол и удалился.
Эрика тут же плеснула себе вина и жадно осушила его. Погони на рынке и в переулках города утомили её. Брэм стоял, как говорят в народе, не пришей кобыле хвост, особо не зная, что и зачем он здесь делает, кроме как сопроводителя горе-авантюристки. Казалось, авантюры выстроились в бесконечную очередь, чтобы приключиться с ней. 
На пятьдесят третий треск свечи в комнату вошел гном, неся в руках продолговатую коробочку, которую он вскоре аккуратно положил на стол. Рядом тут же пристроился неполный кошель монет. 
Невысокий мастер-артефактор налил себе вина, выпил и крякнул, утерев бороду. 
Не знаю, где вы нашли эту вещь, хейри... но вещь у вас редкая. С подвохом. Не каждому мастеру такая по-зубам...
Он пододвинул коробочку и изящным мановением, казалось, грубой руки открыл её.
Вещичка-то старая... сработанная известным мастером древности. Знал бы сразу, не взялся за работу
Брэм, в отличии от Эрики, не садился, и наблюдал за демонстрацией магической вещи стоя. 
Так, а работу-то выполнили? — побеспокоилась полукровка.
Мастер кашлянул.
Отчасти...
И пододвинул поближе неполный кошель.
Девушка напряглась.
Что это значит?
Я взял ровно столько сколько стоит проделанная работаМне удалось сделать так, что амулет не будет воспринимать вас как чужака, но чтобы слушался и делился силами, когда надо
Брэм хмурился, переваривая монотонную речь гнома. Их вообще было сложно понять на любом языке. Единственное, что подчеркнул для себя инквизитор, Эрика настраивала артефакт под себя. 
Та нервничала и сидя начала трясти ногой, выдавая своё взвинченное состояние. Вероятно, обговорённое дело гному не удалось закончить в срок. 
Хорошо, а что теперь с этим делать? — беспокойно глядя, то на мастера, то в окно, поинтересовалась девушка.
Брэм подошёл  ещё ближе и принялся рассматривать с виду совсем обыкновенное ожерелье с багровым драгоценным камнем. 
Вам нужен более мастеровитый, — вздохнул гном. 
Кого-то рекомендуете?
Могу написать письмо, Барбарику Леворукому, — предложил мастер. — Он любит такую работу. Настолько любит, что возможно и денег не возьмёт...
Что уметь? — неожиданно встрял в разговор Брэм и кивнул на медальон.
Украшение выделяло странные, казалось, эфирные миазмы, которые беспочвенно вызывали у вампира, так сказать, бурление в животе. Заинтересовавшись и поддавшись голоду, он сдержанно протянул руку, чтобы дотронуться до амулета и отделаться от беспокоящего его чувства. Упредив его, Эрика бестактно шлёпнула руку и, выхватив магический кулон, надела на себя. Тот тут же спрятался за её пазухой, оборвав чудное наваждение Ливингстоуна. 
Я буду благодарна, если вы направите письмо Барбарику
Неожиданно странный низкий звук прокатился по дому. Мастер замер с гусиным пером в руке. Эрика вскочила на ноги. Брэм напрягся и коснулся рукояти арбалета под плащом. 
Напишите адрес Барбарика, —  суетливо поторапливала она гнома.
Да-да... Минутку.
Он вернулся к письму, но выглядел обеспокоенным.
Вутерик! — громко позвал он. — Что там за шум? Вутерик?!
На какое-то время всё стихло. Слышно было только как перо царапает по листу.
Спустя половину абзаца звук повторился. Все совершенно отчетливо услышали низкое горловое рычание, в котором слышались угроза и лютый голод. Резко повеяло магией. Брэм знал каким опасным существам присущ подобный рык, он встречал их в южных землях, этих крупных, полосатых, пятнистых, кровожадных зверей. 
Рычание тем временем стремительно нарастало и приближалось. 
Арбалетный болт занял рабочую нишу, а механизм довёл его до готовности. После чего арбалетчик шагнул в сторону так, чтобы оказаться в слепой зоне для нежданного дикого гостя, что спешил войти в комнату. 
Эрика спешно сгребла мешочек с золотом, часть которого вернул ей гном за невыполненную половину работы
Дверь в гостиную распахнулась, как от толчка, и в комнату ворвался огромный леопард. Точнее, это был настоящее чудовище, в полтора, если не в два раза больше обыкновенного хищника. И от него веяло магией.
Эрика вырвала пергамент из-под пера, пихая за его пазуху, и перемахнула через софу, на которой недавно сидела, чтобы хоть как-то отделить себя от ужасного зверя.
Животное выгнуло спину для смертельного прыжка сразу с порога. 
Прицелевшись в морду, Брэм нажал на спусковой курок. 
Выстрел сбил заготовленный природой манёвр пятнистого чудовища, и тот тяжело упал на пол, но перекатился и встал на огромные лапы. Арбалетный болт торчал в груди возле плеча, но кровь из-под него не сочилась.
Зверь припал на лапы, хлеща по бокам хвостом. Он прижал уши к голове и оскалил желтоватые клыки. Мастер как завороженный глядел на чудовище.
Левый обломан, — неожиданно сказал он. — Прямо как у....
Докончить он не успел, потому, что зверь кинулся на него. Леопард прыгнул. Пёстрое сверкающее тело пролетело над головами Эрики и Брэма, которые не менее завороженно наблюдали за этим грациозным движением. Этому прыжку, казалось, не будет конца.
Придя в себя, Брэм без труда схватил Эрику и нырнул в дверной проём, когда приземлившийся на мягкие пружинящие лапы хищник оказался прямиком перед гномом и молниеносно ударил когтями. Гном слишком поздно опомнился, хватаясь в страхе за стул. Его шея не выдержала удара и с хрустом переломилась. Не наигравшись с первой добычей, чудище помчалось вслед за убегающими. Пена и слюни разлетались по сторонам из его необъятной пасти, в которой расположилось ненормальное количество клыков. 
Ливингстоун бежал, тянув за собой Эрику. Та, судя по резкому магическому выбросу, попыталась сплести заклинание, но оно видимо не подействовало. Сшибая вездесущую мебель, Брэм успел завернул в очередной поворот и выбежал на ступеньки, неуклюже для себя спотыкаясь и скатываясь по ним. Перекувыркнувшись несколько раз, Эрика упала рядом. 
Из-за дверей донёсся сердитый рык, но никто так и не выскочил.
 

 


Сообщение отредактировал Ливингстоун: 27 Январь 2022 - 11:24



Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 29 Январь 2022 - 01:37


  • 1
13 января, 3058
город Азарис

Полдень

   Парочка приключенцев, вывалившихся из лавки, привлекла ненужное внимание прохожих. Вскакивая на ноги и хватая Ливингстоуна подмышку, чтобы тот быстрей поднялся, Эрика с испугом глядела вглубь дверного проема. Брэм тоже задержал взгляд на дверях, словно ожидая очередной внезапной атаки, но хищник не ринулся за ними на улицу, остался внутри, рык его стих.
- Ты можешь сделать свой обман? - шепотом попросила полукровка, с опаской толкнув распахнутую дверь, чтобы та затворилась.
- Да, - кивнул он, обратив внимание на суетившуюся рядом Эрику, и опустил ладонь на её плечо. Прикосновение магией отозвалось лёгким приятным покалыванием. Эрика приходила в изумление от этого магического навыка Брэма. Прохожие, так заинтересованно скучковавшиеся, почти мигом потеряли интерес к этим двоим, растерянно попереглядывались друг на друга, словно задаваясь немым вопросом «что мы тут встали?» и начали разбредаться по своим делам.
- Здоровское умение - полуэльфа восторженно отозвалась полушепотом, она бы и сама хотела обладать подобной магией отводить взоры.
   «Левый клык обломан, как у кого?» вспоминая слова гнома про странного зверя, на мгновение задумалась девушка, шагая в ногу со своим провожатым. «Что за страшная образина вообще была, может происки Ван Колы? Кто знает, что за каверзы он может устроить, имея огромное состояние? Костлявый сукин сын». Благо, кулон был при ней. Вместе с ощущением приятного трепета от магических вибраций, исходящих от артефакта и магических эманаций, исходящих от руки Брэма на плече, уводящего ее прочь от проклятой лавки, Эрика чувствовала себя защищенной и так спокойно ей сделалось, что девушка облегченно и шумно выдохнула. Неужели можно перевести дух, наконец, от бесконечных передряг и хотя бы на время забыть об опасностях.

- Куда мы теперь? У меня нет места, где можно остановиться - не громко поинтересовалась титланка, надеясь, что Брэм не откажет ей в помощи.

- "Меж двух рогов", - ответил тот, направляя горе-авантюристку в сторону популярного постоялого двора, названного в честь местоположения города.

- Извини за неудобства - посетовала девушка и пообещала - Я тебя не сильно потревожу. До заката хочу покинуть Азарис.

- Почему? - раздалось над правым ухом, тавантинец говорил с забавным для Эрики акцентом.
- Опасно оставаться здесь, слишком много людей желают со мной встречи.
Они миновали очередное столпотворение и завернули за угол, где мощеная улочка вела прямиком к постоялому двору с большой выделяющейся вывеской в виде двух рогов.
- Я отправлюсь к Барабику, где он там живет? - Эрика порылась за пазухой и извлекая записку артефактора, задумчиво прочитала вслух – Ка-аве-ерн, хм. Ты бывал в Каверне?

- Каверн - город... - Ливингстоун замялся, словно не смог подобрать нужных слов, но по интонации было ясно, что Брэм осведомлён о столице известного гномьего государства. - В Хортия.
- В Хортии? - девушка присвистнула, прикидывая как далеко придется добираться. В этот момент они перешагнули порог постоялого двора и Брэм повел ее к лестнице, ведущей к комнатам. Эрика  на ходу подхватила горящую лучину из общего зала и когда Ливингстоун распахнул перед ней дверь, девушка, придерживая ладонь у пламени, чтобы не погасло, осмотрелась.
Обыкновенная одноместная комната, не самой высокой цены: узкая кровать с ящиком для барахла у ног, циновка и ночной горшок. Окно занавешено. Прямоугольный стол и стул напротив окна. На столешнице видно кто-то недавно писал: перо, бумага, чернила, свеча. У двери на штыре висит масляная лампа. А с другой стороны несколько колышков для дорожной одежды и сумок постояльцев.
   Эрика прошла внутрь, лучиной подожгла свечу и подвинув стул к столу, уселась. Наплечную сумку, что все это время была перекинута через правое плечо и болталась у левого бедра полупустая, она перевесила на спинку стула и порывшись в ней, шлепнула на стол кожаный мешочек с табачным листом.
Брэм закрыл дверь и подошел к окну, кого-то высматривая за занавеской, возможно недоброжелателей Эрики, возможно собственных, для нее пока оставался тайной этот загадочный тавантинец, который уже второй раз выручал ее из беды.
   Расстегнув верхние застежки кафтана, девушка вытащила из-за пазухи помятое письмо артефактора и два кошелька с золотом, один ее собственный, второй, с возвращенной частью оплаты от гнома. Ссыпав золото в один кошель, Криг ловко сварганила себе самокрутку, прикурила от свечи и с наслаждением затянулась. Нужно было хоть как-то снять стресс после случившегося. Выпустив терпкий дым, девушка устало потерла глаза.
- Будешь? - предложила она самокрутку Ливингстоуну, не глядя на того.
Отойдя от окна, Брэм покачал головой и нерасторопно начал собирать разложенные листы в стопку. 
- Какие у тебя планы? - девушка покрутила кулон, висящий у нее на шее, он призывно переливался в отблесках свечи - Ты остаешься в Азарисе? - затянувшись вновь и откинув голову назад, Эрика пустила дымные колечки в потолок. Это дурацкая тейсова привычка к ней крепко прилипла, что девушка злилась на себя, всякий раз вспоминая бывшего любовника и недовольно признавая тот факт, что подымить ей все таки было в большое удовольствие.
- Да - Брэм аккуратно сложил пергамент и на всякий случай осмотрел комнату.
Эрика озадаченно вздохнула и покусывая губы, почесала затылок, в который раз уткнувшись в записку артефактора.
«Да-а, мне бы не помешал такой человек в дороге, как ты»
- Ты знаешь, как добраться до Хортии? 
- Где Хортия? - уточнил инквизитор, отвёл взгляд, собираясь с мыслями, и добавил: - Север.
Эрика оторвала взгляд от пергамента и взглянула наконец на Брэма. Только сейчас она вспомнила про рассеченую ссадину у него на лице, которая являлась причиной ее неаккуратного падения на тавантинца и последующей встречей его лица с мостовой, виновато вздохнула.
- Я совсем забыла, извини - девушка торопливо подскочила со стула, затушила самокрутку в блюдце со свечей и сняв правую перчатку, осторожно поинтересовалась, подойдя ближе: 
- Можно? Я исправлю - на кончиках ее пальцев появилось слабое алое свечение, от которого веяло Жизнью, - Хоть так отплачу за то, что разбила тебе лицо.
Криг поднесла ладонь на уровень лица Ливингстоуна, но не решалась применить заклинание исцеления, ожидая согласия. Все таки магия вне безотлагательных случаях должна совершаться по обоюдному согласию.
Брэм мягко перехватил её руку и на мгновение сжал в своей ладони. Его пронзительный холодный взгляд, казалось, становится теплее, но в следующую же секунду все изменилось. Эрика испугалась, не понимая эмоций тавантинца и  попыталась одернуть руку.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 30 Январь 2022 - 12:31


  • 1
13 января, 3058
город Азарис
Утро и после полудня

Пряный запах её неожиданно стал сильнее сводить с ума, и он сильнее сжал её руку, притягивая к себе ближе. В расширяющихся от ужаса глазах Эрики Брэм увидел своё бледное отражение и не узнал себя. Нет более здорового румянца живого человека, нет спокойствия голубых глаз, лишь побагровевший их голодный блеск и мертвецкая бледность вампира. 
Уперевшись свободной рукой ему в грудь, девушка попыталась оттолкнуть его от себя. Но тщетно. Хватка была железной и приносила боль, на время унесённую приливом страха. 
Он потерял себя. Преследовавший его месяцами страх свершился. 
Свеча предательски погасла, комната погрузилась в полумрак и клыки вампира безжалостно пронзили шею Эрики. Удивительно, но она даже не закричала, не позвала на помощь, не попыталась продолжать сопротивление. Отнюдь. Она покорно обмякла в его руках, отдаваясь принесённому ядом блаженству. Застонав с довольной улыбкой, Эрика, словно заигрывая, запустила в волосы Брэму пальцы, со страстью сжала в кулак и с оставшимися силами прижала его голову плотнее к окровавленному месту. Тот, получая не меньшее сладкое наслаждение, продолжал пить и кусать. Со стороны это казалось пылкой увертюрой двух любовников, готовых съесть друг друга от рвущейся на свободу любви. Однако реальность была суровее, впрочем, как и всегда. 
Насыщение голода приоткрыло завесу разума не сразу. Пьянея от сахарной крови, от одобрительных действий самой девушки, её вовлечения, стонов, Ливингстоуну понадобилось время, чтобы прийти в себя. Оторвавшись от Эрики, с глупым выражением он всмотрелся в её сильно побледневшее лицо, на котором застыла блаженная улыбка. Как иронично оказаться жертвой вампира, хищника настолько искусного, что жертва сама просит себя убить. Сколько раз после обращения падший инквизитор терял контроль, когда человеческий разум прогибался под жестоким давлением ревената, и голод ослеплял. Скольких людей он успел загубить лишь потому, что не мог вовремя остановиться. И это кольцо, — будь оно трижды проклято! — перестало действовать, освобождая спящего голодного волка. Dedomini lupus, безбожный волк как полное противоречие всем отвернувшимся братьям, псам под плетью веры. 
Злость вытолкала прочь пьянящую лёгкость и охватила за вновь проявленную слабость, и он, не сумев сдержаться, зарычал. 
Вероятно это слегка привело девушку в чувство. Она слабо приоткрыла глаза и вяло протянула руку к его испачканному в крови лицу.
Ты красивы… 
Слово оборвалось, как и сознание Эрики, погрузив её в пучину беспамятства и блаженства. 
Нет, нет, нет, — Брэм испугался и присел на одно колено. Голова девушки опасно запрокинулась, серебряные эльфийские её волосы заструились по грязному полу и, казалось, поблёкли. 
Эрика не шевелилась. Шея её была уродливо изодрана, и кровь обильно сочилась из раны. В раскаяниях прижав её ближе к себе, Брэм услышал далёкий стук сердца, ощутил слабое дыхание. Далее действовал он очень быстро и организованно. 
Уложив Эрику на кровать, падший инквизитор вытащил из своей сумки небольшой кожаный сверток, который использовал при оказании помощи местным. Помимо книжицы в красном переплете, шприца, когтевой иглы, каких-то трав, нескольких колбочек с порошками внутри были и чистые повязки. С силой надавив на рану, чтобы остановить кровь и образовать гемостаз, Ливингстоун просидел в одном положении некоторое время, чтобы затем наложить швы на края кожной раны. 
В окне освещенные мягким зимним солнцем жили улицы. Мало кто из жителей, занятых своим делом, подозревал что происходит в родном городе в эти мгновения. Кого-то настигал, казалось, давно забытый долг, кого-то потерявшего бдительность — острый нож, кого-то любвеобильного — оргазм, некого забывшего трезвости жизни — очередной алкогольный приход, а кого-то, прячущегося от нового я, окружали гнетущие воспоминания прошлого, которые так старательно были задвинуты в дальний уголок памяти за последние спокойные семь дней. 
Время давно перешагнуло за полдень. Улицы в какой-то момент даже стали тише, но вскоре шум жизни вновь разошёлся по городу. 
“... кольцо неожиданно отказало, чего ранее я никак не мог помыслить. Предположительно, по истечению недельного срока оно резко теряет свои магические особенности, и к носителю возвращается его прежний облик. В моём случае такого исхода ни в коем случае допускать нельзя. Эри… (зачеркнуто) Могут пострадать люди. Вновь. 
Следует провести проверку, использовав кольцо ещё раз спустя время или же найти временного иного носителя…” 
Обернувшись на лежащую девушку, Брэм добавил ещё несколько строк про неконтролируемое причинение вреда в состоянии аффекта, viz. сексуального влечения и разгрызания плоти. 
Он закрыл книжицу, убрал в кожаную свёртку, завязал шнурок и положил в самый низ сумки, которую хранил в прикроватном сундуке. Подставив стул к кровати, Брэм сел, сложив на коленях руки, и осмотрел Эрику. Та мирно сопела, но блаженная улыбка уже сошла с её бледного лица. Грудь медленно вздымалась. 
Ливингстоун стыдливо отвёл взгляд. Перед глазами всплыл образ Сантии, казнённой вампирши, в которую ему не повезло влюбиться. Закусив губу и сильнее сжав пальцы, вампир ещё раз посмотрел на Эрику. Она была несомненно красива, эстетично унаследовав от эльфов самое лучшее. Но это была не Сантия. Рыжеволосая, извечно жизнерадостная простушка спасла его и ухаживала за ним. У Эрики не было смешных веснушек, у неё их вообще не было. Её кожа была не по-человечески свежа и гладка, а слегка вздёрнутый нос говорил о характере. 
Случайно ли, но Брэм снова опустил взгляд на поднимающуюся грудь девушки, облизнул губы и, в конце концов решившись, дотронулся до неё. Приятные ощущения окутали его, словно добавляя жизни и утоляя его потребности. Однако несколько мгновений спустя падший инквизитор совестливо отдёрнул руку. 
 

 




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 30 Январь 2022 - 17:59


  • 2

14 января, 3058

город Азарис

День
Постоялый двор «Меж двух рогов»

 

   Эйфорическое безумие плавно перетекло в забвение без сновидений и мыслей, полное устранение от реальности бытия. Эрика не приходила в сознание и когда Брэм зашивал рану у нее на шее, и когда он вытянул из амулета энергию Жизни, которая могла бы помочь полукровке быстрее оправиться после большой потери крови и сил. И лишь спустя сутки ее тело наконец подало признаки активности, зашевелившись на кровати. С болезненным стоном спящая Эрика перевернулась со спины на левый бок и свесила руку с кровати.

Брэм оторвался от книги, наблюдая за горе-авантюристкой.
Приоткрыв веки, Криг поморщилась, перед глазами все плыло. Сфокусировав взгляд на мутном знакомом силуэте мужчины, она хрипло спросила:
- Что произошло? - не без труда, с кряхтением, девушка попыталась принять  сидячее положение, облокотившись о стену.
- Ты терять чувство, - сказал он, откладывая книгу в сторону.
- Как странно - Эрика опустила голову и потянулась к кулону на груди, но шикнула от боли и коснулась шеи, на которой оказалась повязка из плотного шёлка.
- Я ранить ты... случайно.
- Как это случайно - непонимающе прозвучал ее слабый голос, язык заплетался, словно у пьяной. Обеими руками она стала неуклюже стягивать повязку, но пальцы не слушались.
- Не трогать, - предостерег её Ливингстоун, заметив попытки снять повязку
- Который час? - окно по прежнему было занавешено, определить, сколько прошло времени, девушка не могла, в голове стоял изнуряющий шум. 
- Сейчас день идёт к вечер.
Настаивать Эрика не стала, у нее не оказалось сил даже развязать узелок повязки, лишь оттянув ткань от горла она шумно вздохнула, опрокидывая голову. И закатив глаза, завалилась на левый бок, уткнувшись лицом в подушку.
- Мне надо в Хортию - сонно промямлила она, приподняв указательный палец, - Собирай лошадей - после чего снова провалилась в забытьи.

   Чуть позже, ночью, Эрику настигла агония лихорадки. Мучаясь и стеная от жара, она металась в кровати, пока сильные руки не приподняли ее и не прижали к прохладной груди. В нос ударил резкий запах травяного отвара.
- Пей - послышался знакомый спокойный голос. Эрика закашлялась от горького питья и не без труда приоткрыв глаза, вяло отмахнулась от чашки, раскапризничавшись, словно ребенок, и расплескивая целебный отвар.
Гипнотический взгляд Брэма заставил ее успокоиться и выпить лекарство. Эрика моргнула, уголки губ приподнялись в болезненной улыбке, сознание ее находилось сейчас далеко, а ощущение того сладкого блаженства, которое она испытала вчера, отозвалось где-то внутри, маня ее вновь окунуться в этот омут.. смертельный омут иссушающий жизнь. Слабые пальцы полукровки скользнули по груди вампира, девушка сжала ворот его одежды, в попытках притянуть себя к нему, чтобы снова почувствовать былое наслаждение.
- Спи.
- Нет, я хочу.. - прохрипела Эрика и ослабла у Брэма на руках, вновь погружаясь в сон.

15 января, 3058
День


Мучаясь от дурных сновидений Эрика проснулась с резким вздохом и рывком приподнялась на локтях, тяжело дыша. Ошарашенный взгляд быстро окинул обстановку комнаты и остановился на Ливингстоуне, сидящем за столом.
- Уже завтра? - с утренней хрипотцой в голосе спросила девушка и прокашлялась.
Брэм кивнул.
«Кьялин! Я потеряла целый день! Почему я вообще здесь?» она бросила на мужчину подозрительный взгляд, а после засуетилась, начала поправлять растрепавшиеся волосы, застегнула кафтан и снова подозрительно зыркнула на Брэма. «Ничего же не было!? Не могло быть! Я же не пила!». Резко поднявшись на ноги с кровати она тут же потеряла равновесие на слабых ногах и бухнулась на четвереньки, борясь с возникшим головокружением, ее бодрость оказалась обманчивой.
- Мне надо ехать - обратилась она скорее к себе, словно пыталась договориться с собственной слабостью, на что тело отозвалось урчанием в желудке.
- Еда будет быть принесена скоро.
- Спасибо, потом сочтемся - вяло кивнула она и с легкой дрожью на нее накатила волна бессилия. Опершись о постель, она наполовину забралась на нее и нащупала на шее повязку.
- Что за ерунда? - воспоминания ее бреда не сохранились, под повязкой чувствовался нестерпимый зуд и ноющая боль в шее.
- Я ранить ты случайно дни назад.
- Нихрена себе, случайно! - тонкие пальцы протиснулись под растянувшуюся повязку и Эрика нащупала зашитую рану, болезненно жмурясь.
- Это что?! - она испуганно встрепенулась, глядя на Брэма, - С меня как будто клок выдрали?! - подскочивший от страха и опасности адреналин предал ей сил, заставив собраться. Девушка забилась в дальний угол кровати.
- Как именно ты меня ранил? - вкрадчиво поинтересовалась она.
- Укусил, - просто ответил Брэм.
Девушка сглотнула, вжимаясь в стену, глаза округлились от испуга, в памяти всплыли картинки чудовищ из книжек, которые скрывались под людскими личинами, дабы пить кровь живых.
- Сэлптар -, шепот сорвался с губ, а в висках пульсирующей болью забилась тревога.
Собрав остатки сил, девушка метнулась к двери и схватившись за ручку дернула раз, второй, третий, но тщетно. Дверь была заперта.
«Я здесь умру», жалостливо подумала Эрика, чувствуя как к глазам подступают слёзы. «Звать на помощь или пробовать договориться? Что я могу?»
 Она обернулась, прижавшись спиной к двери и умоляюще попросила:

- Выпусти меня, я никому не скажу что ты вам... никому не скажу, что случилось, пожалуйста, прошу.
-Ты в безопасность тут, - спокойно заявил Брэм.
Нижняя губа задрожала, в безысходности Эрика сползла на пол, обнимая колени.
- В безопасности? Ты шутишь? Я даже не чувствую сил своей магии, ты! ты! - сдержав ругательство, она закрыла лицо руками, плечи ее дрогнули. Дрожащее дыхание выровнялось усилием воли, девушка вздохнула и вытерла глаза рукавом.
- Что теперь будет? Я тоже стану такой?
- Нет, ты не станет такая - вампир оставался до раздражения спокойным, словно случилась будничная оказия.
Девушка попыталась сконцентрироваться на заклинании исцеления, но Сила не отозвалась в ее руках. Страх Эрики сменялся яростью. В злости она сняла кулон с шеи и отшвырнула от себя.
- Тупая безделушка!
В груди все клокотало от гнева. Гнева на себя, на злополучную судьбу, на Брэма, который воспользовался ее доверием.
- Если ты еще раз меня укусишь, я отрежу тебе .. - злобно зыркнула на него Криг и ее яростный  взгляд скользнул ниже, остановившись меж колен вампира, довершая ее угрозу.
- Ты не отрежать, - спокойно заявил он и указал взглядом на кровать. - Сядь, прошу. 
Бессильно ругнувшись она последовала просьбе, сердито оглядываясь на Ливингстоуна, и вернулась к кровати. От голода сводило живот и не было сил больше пререкаться, она расстроенно уткнулась в подушку и вскоре вновь провалилась в сон.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 31 Январь 2022 - 00:49


  • 1
15 января, 3058
город Азарис
Утро

 

Кулон подозрительно взывал к себе. Сейчас артефакт лежал на полу, брошенный в чувствах слабой рукой Эрики, и приковывал взгляд вампира. Тот сидел возле стола и задумчиво изучал золотую безделушку. Тогда в ныне разрушенной лавке артефактория с ним так и не поделились что за магические силы скрыты внутри кулона, но по восклицанию гнома Брэм понял, что совсем не малые. Медленно поднявшись, он подошёл с артефакту и тут же почувствовал исходящую от него магию. Она словно наполняла его силами, приятно насыщала и воодушевляла. Присев, он аккуратно поднял кулон, повертел на цепочке перед глазами и положил на стол. Воодушевленный силами, Брэм нырнул в прикроватный сундук, отыскал на ощупь кожаную свёртку и, усевшись за стол, достал красную книжицу. Чернила и перо уже были на столе, возле стопки бумаг и книг: на первых он вёл записи по диалекту негантов, а последние изучал, читая труды в оригинале и выписывая интересные выражения.
 
“...занятное наблюдение. 
Объект является не настроенным артефактом с неизвестной магической особенностью. При этом нахождение рядом с объектом даёт прилив сил, насыщение и… отсутствие голода…”
 
Брэм задумчиво склонил голову в сторону, словно решая на только ему известный риск. Впрочем использовать ненастроенный артефакт было делом глупым и необдуманным. Однако покусав перо и заложив им раскрытую книжицу, вампир протянул руку к кулону и, помешкав немного, надел. 
Необыкновенная эйфория закрутила его. Таких ощущений он не испытывал никогда в своих прежней и новой жизнях. Ни молитвы, ни любовь, ни любимое блюдо, ни свежая кровь, ни поцелуй Сантии были ничто по сравнению с этим. Брэм, улыбаясь, навалился на стол и схватился за голову. Пальцы прошлись сквозь тёмные волосы, потёрли нос, утерли губы и шершавый подбородок, а затем забарабанили старую мелодию из детства по раскрытой книжицы. Рассмеявшись, вампир посмотрел на Эрику, и её вид испортил всё хорошее настроение. Она вновь побледнела и хмурилась, словно от беспокоящей её боли. Проведя ладонью по своему лицу, Брэм разочарованно выдохнул и против воли снял с себя ожерелье. 
Молча посидев перед кулоном, падший инквизитор добавил пару слов в книжицу:
 
“... эфирная радость…” 
 
Когда Брэм закончил эскиз артефакта, закрыл книжицу, убрал её в свёртку и спрятал в сундук, он посмотрел на дверь. 
В дверь, в которую вампир вперил ожидающий взгляд, должны были уже постучать как с половину часа назад. Предыдущие два дня трактирщик под действием чар ревената приносил свежий заботливо приготовленный завтрак для своих самых, как он сам клялся, драгоценных гостей. Но по непонятным причинам сегодня произошла задержка. 
Живот уснувшей Эрики вновь громко забурлил, требуя утренней трапезы, и сердобольный Ливингстоун, всё ещё корящий себя за содеянное, решил спуститься вниз. 
Плотно закрыв за собой дверь и провернув ключ в замке, чтобы Эрика не убежала, вампир удостоверился в отсутствии чужих любопытных глаз и сколдовал иллюзию. 
Входная дверь была заперта, зала пустовала, на кухни чрезмерно чадил очаг, что-то забытое пригорало. Впрочем на кухне ощущалось чьё-то присутствие: тяжёлые шаги замирали, сменяясь фырканьем и грозным сопением. Брэм знал кухарку — худосочную женщину в летах, и так шуметь она способна не была. Подозрения и тревога накрыли вампира, предоставив первую мысль о том, что его в конце концов выследил Орден или охотники на нечисть. 
Сжав кулаки и поскрипев зубами, Брэм тем не менее вернулся обратно в комнату. Не заметившая его скорого возвращения, Эрика продолжала сопеть и урчать животом, поэтому Ливингстоун ловко подхватил заряженный арбалет, который хранил под столом, и вновь оказался в коридоре. 
Спустившись, он принюхался, старательно отделяя пригорелый смрад, но учуял магию. До кухни, из которой всё ещё доносился шум, падший инквизитор добрался предельно тихо. Выглянув из-за стены, он осмотрел разгромленную комнату, опрокинутый котёл, из которого вытекло жуткого вида варево и наполовину залило очаг. Воняло жжёными перьями и горелым мясом. Брэм вошёл. Под ногами тут же захрустели черепки битой посуды. И тут, повернув голову, вампир увидел перед собой нечто. 
Необъятных размеров бык, неясно каким образом попавший в дом, разгуливал по кухне как ни в чём не бывало. Наличие магии оправдывало его размеры, но не объяснила отвратительную вонь смеси горелой плоти и приправленного жаркое. Чудище, вскинув голову, быстро заметило незваного гостя и тут же бросилась на него, низко наклоняя рога. 
В последний миг отклонившись от смертельно опасной туши, Брэм поднял арбалет, выжидал момент, когда бык вошёл в медленный манёвр разворота и нажал на спусковой крючок. Стрела вошла аккурат меж глаз, завалив громадное чудище, но инерция его набранной скорости всё ещё тащила тушу вперёд. Оттолкнувшись, вампир перепрыгнул мёртвое тело, миновав с ним столкновения, а когда повернулся, чтобы детальнее изучить невиданное прежде чудовище немного растерялся. 
Бык менял очертания: сперва его шкура приобрела жареный вид, затем пропали его мощные копыта, словно их отрубила невидимая рука и забрала их с собой. Растаяли глаза и вываленный язык, рога обломались и исчезли, как и многое остальное. Загадочная метаморфоза продолжалась до тех пор, пока на полу не оказалась недожаренная бычья туша нормальных размеров. 
Из глубины дома раздался грохот. 
Перезарядив арбалет и покачав головой на оставшиеся три стрелы, Брэм пошёл на шум. С убийством чудовищного быка магия не рассеялась. Медленно и бесшумно он добрался до хозяйских комнат. В коридоре помятой кучей лежал знакомый ему трактирщик, из-под головы которого виднелась подсохшая дорожка крови. Бедолага был мёртв. Из боковых комнат доносился шум: шорохи, шаркающие звуки, хлопки и неугомонный топот. И отовсюду сквозило магией, кроме одного направления, где вампир учуял смутный образ живого человека. 
Из комнаты слева вывалился гусь и, повернув сторону головы на Брэма, безумно посмотрел алым глазом. Птица как и бык была чудовищных величин и доходила до размеров крупного барана. Взмахами широких крыльев помогая набрать скорость, гусь бросился в стремительную атаку, нанося безостановочные удары острым крюком на клюве в лицо. Инстинктивно закрывшись руками, Брэм тщетно попытался отбиться от дурной птицы. Та напирала и жестоко отщипывала куски плоти от рук вампира. Благо одну из них закрывал стальной щиток. Брэм отступал мелкими шагами, пытаясь сохранить равновесие. Простого человека гусь давно бы сбил с ног и заклевал до смерти. Подловив момент, вампир не менее стремительно своего противника схватился за основание шеи, лишая чудища возможности дотянуться своим острым клювом. Вдавливая большие пальцы, он с силой растянул образовавшиеся дырки и разорвал птице горло. 
Не успев опомниться от беспорядочной схватки, Ливингстоун увидел как из дверей вальяжно вышла вторая птица. Этот гусь как и первый сразу же взлетел для атаки. Арбалетный болт пролетел мимо уродливой головы, и Брэму вновь пришлось ввязываться в ближний бой. Наученный оторванными кусками рук, он, едва не лишившись глаза от резвого клюва, вцепился в шею пернатого мутанта и вгрызся в неё. Во рту кололи жесткие перья, вызывая рвотный рефлекс. Птица истошно орала, пыталась укусить в ответ, бешенно лупила крыльями и молотила когтистыми лапами, но вскоре подохла, так и не выпущенная из мёртвой хватки ревената. 
Выплюнув последнее перо, Брэм с удивлением подметил, что от громадных птиц остались лишь кучки пуха. Он летал в воздухе и снегом ложился на пол, вещи, на озадаченного вампира. Тот припомнил ожившую шкуру хищника с югов в лавке артефактора и нащупал предположение. 
Мёртвое оживает. 
Он коснулся груди, где некогда был кулон, но быстро пришёл в себя и перезарядил арбалет. В колчане остались две стрелы. 
Место, куда привёло его ощущение жизни, оказалось люком в подпол. Ухватившись за кольцо, падший инквизитор откинул дверцу и увидел два обращенных на него круглых зелёных глаза. Девочка лет пятнадцати, дочь почившего трактирщика, пряталась вниз. 
Ливингстоун приставил палец к губам, жестом требуя тишины, и протянул руку. Взволнованно дыша, девушка приблизилась, но тут же отпрянула назад. Брэм услышал то, что сирота увидела: быстрый цокот копыт. Ему хватило времени и прыти развернуться и выстрелить практически не целясь. Очередной демон грузно проехался по полу. Чудище напоминало то, что ранее было овцой или подобному ей животному, пока не обзавелось парой человеческих рук, клыками и третьей глазом. 
Вложив предпоследнюю стрелу в желоб и натянув механизм, Брэм, не желая терять времени, приказал девушке схватить его за руку, чтобы подхватить её и быстро унести прочь из этой чертовщины. 
По пути наверх она бредово тараторила, из чего тавантиец понял лишь то, что в одночасье вдруг ожили подушки, из которых вылезли гуси, с вертела сорвался бешеный бык, а из кладовки, где хранилась овечья шерсть, вышло последнее застреленное чудовище. 
 

 




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 02 Февраль 2022 - 18:50


  • 1

   Грохот внизу разбудил Эрику, она огляделась, комната была пуста, как и ее желудок, который, казалось, уже прилип к позвоночнику. Однако, несмотря на голод, девушка воодушевилась. Ведь это отличный шанс, чтобы убраться подальше от проклятого вампира. Она не без труда поднялась на ноги и держась за стену, прошаркала к двери. Прислушалась. Шум доносился с первого этажа, на втором, кажется, тихо. Осторожно опустив ладонь на ручку двери, Криг потянула ее на себя.
- Кьялин! - дверь оказалась заперта. «Держит меня в плену, кровопийца», недовольная гримаса исказила ее хоть и осунувшееся, но по прежнему симпатичное личико. Она обернулась к окну и взгляд приковал алый камень в золотой оправе на столе. Девушка направилась к нему, едва не упав из за заплетающихся ног, но природное чувство равновесия подсобило. Жадно схватив кулон со стола, Эрика надела его на себя. Приятного трепета в груди не последовало, жалкие единичные пульсации, словно артефактом недавно пользовались до нее.
- Упыыырь -, как змея, прошипела Криг и сжав слабые кулаки, принялась собираться. Сгрести в сумку свои пожитки было пол дела, а вот натягивая ботфорты Эрика даже вспотела, никогда не подумав прежде, что для того, чтобы обуться потребуется столько усилий. Магическое чутье подсказывало ей, что там внизу что-то твориться. И тут она встрепенулась. «Чутье! Я чувствую!» хоть голод и изнурил ее, движения давались усилием воли, но магические силы, кажется, начали немного возвращаться, однако ориентируясь на собственные ощущения, Эрика не стала рисковать, пытаясь колдовать. Она прикоснулась к кулончику и улыбнулась, - Все таки работаешь, зараза. Камушек согласно блеснул и был отравлен за пазуху. Эрика поморщилась, чувствуя, как из под слоев одежды от нее несёт, почти так же, как от Зубастого Шеваха с корабля Тейса. Она пообещала себе, что искупается сразу же после того, как выберется отсюда и хорошенько поест. Пронырливый серый взгляд обратился к занавешенному окну, Эрика глубоко вдохнула и рывком поднялась с кровати, удерживаясь за ее спинку, чтобы не упасть от сильного головокружения. Окно! Лучик надежды! Сейчас она совсем не в той форме, чтобы проявлять чудеса акробатики, но оставаться пленницей обманщика-вампира было худшей участью, нежели шлепнуться из окна второго этажа. Нырнув под занавеску, Эрика попыталась отворить окно, но оно предательски не поддавалось – сломано!
- Не-ет, ну нет, чтоб меня – застонала девушка в отчаянии и в этот момент за дверью послышались быстрые шаги, ключ проскрипел в замочной скважине, противным звуком «и-и-и-и» отозвались дверные петли. Сердце девушки ушло в пятки. Эрика откинула занавеску и стоя при полном параде, с сумкой под левой рукой, застыла лицом к двери. На пороге стоял Брэм и девушка-подросток.
- Кто это? - только и спросила она, с глупым выражением лица подтягивая сползающие с похудевшей талии штаны.
- Дочь, - односложно ответил Брэм и посадил девочку на кровать, где недавно лежала Эрика. Полукровка еще некоторое мгновение стояла в ступоре, наблюдая за вампиром и девчонкой. Та напугано уставилась в пол, а первый оказался изрядно потрёпан: руки в кровавых ошметках, скула пробита вместе с щекой. На лице множество ссадин и кровоподтёков. Довольно жуткое зрелище, однако сам тавантинец, казалось не придает значения своим ранам. Еще позавчера Эрика бы бросилась к нему с целительной магией, но сейчас стояла столбом. После того, как ей открылся истинный облик таинственного тавантинца, многие доселе необъяснимые вещи, встали на свои места и фигура его отныне поднимала рой противоречий в белокурой голове Криг.
- Где... это, м-м, - замялся вампир, указывая на шею, - магия?
Эрика подозрительно сощурилась и схватилась за кулон через одежду: «Где-где, у тролля на бороде! Пристрастился ишь!»  
- Чья дочь? - ответила она вопросом на вопрос, глядя то на девочку, то на Брэма. Схожих черт между не было от слова совсем. И уж тем более их кардинально отличало наличие полноценной жизни у второй. От Брэма фонило магией и страхом, который Криг всячески пыталась подавлять, от девчушки ничем, кроме Жизни. И тут Эрика изумилась собственным ощущениям, доселе, не случалось такого, чтобы она могла улавливать эманации Жизни. Возможно голод тела физического и ментального обострил ее колдовское обоняние? Эрика прикусила губу, чувствуя как эта юная жизнь взывает к ней, манит. Как тепло костра среди холодного леса. Как запах свежего хлеба, по которому ты паришь и против воли оказываешься у лавки пекаря.
- Что случилось? - вкрадчиво спросила полукровка, пройдя к кровати. Вопрос был обращён к обоим, хотя взгляд Эрики исполненный некоего вожделения, был прикован к девочке.
- Магия - коротко бросил Брэм и полез в сундук, принявшись доставать оттуда свои вещи. Такой ответ не давал ровным счетом никакого понимания, тем более Эрика и сама чувствовала всплески эфира на первом этаже, когда проснулась. Поэтому, тихонько подсев к девушке, Криг заговорила с ней ласковым голосом, осторожно поглаживая по плечу, чтобы успокоить. Принялась расспрашивать, уточнять, а между делом незаметно тянуть из нее жизнь, едва сдерживаясь, чтоб не взять больше допустимого для утоления собственного голода. Девчушка в сердцах тараторила про гусей, вылезших из подушек, про ожившего барана из чулана, где хранилась овечья шерсть. Постепенно ее голос становился медленнее и тише. Она утомленно зевнула и промямлила про то, что после ее спас вот этот дяденька, указав на вампира. Эрика оборвала заклинание кражи жизни и подняла взгляд на Брэма: «Спаситель рода человеческого…или его губитель». Криг выглядела заметно посвежевшей, в отличие от девчушки, на лице которой явственно проступила усталость и она неожиданно уснула у полукровки на плече.

- Ведьма, - на тавантийском ругнулся Брэм, глядя на Эрику, на мгновение прервавшись от сборов, а после поставил сумку на стол, и принялся укладывать в нее свои бумаги и книги.
Эрика не разобрала сказанного, но по упреку в голосе поняла, что от Брэма не укрылся ее безнравственный порыв слабости.
- Тебе ли меня носом тыкать? - тихо буркнула она, без попытки оправдаться, но взгляд виновато все же опустила, чувствуя отвратительный осадок после заклинания. С одной стороны она едва удерживала себя в сознании, изможденная голодом и укусом кровопийцы, ей во чтобы это не стало, нужно было поправить свои силы, чтобы заглушить слабость. С другой, выходит, сама не далеко ушла от этого кровопийцы, отобрав чужие жизненные силы? Осторожно переложив девчушку на кровать она заметно бодрее шагнула к двери и осторожно высунулась наружу. Смотреть в глаза Брэму не хотелось, стыдно.
- Нужно убираться - обмолвилась полукровка и скрылась за дверью.
Быстро сбежав по ступеням и узрев беспорядок внизу, она ахнула. Перья, кровь, всеобщий бардак и с этим всем справился один Брэм? Окончательно усвоив для себя, что тавантинцу лучше не переходить дорогу, Эрика толкнула входную дверь, но она оказалась заперта изнутри.
«Полосатый хищник в лавке артефактора, ожившие гуси из подушки и овечья шерсть! Не об этом ли тревожился гном?». Размышления прервал спустившийся следом вампир, со спящей девчушкой на руках.
- Попробуем сзади - Криг перепрыгнула через красное месиво, которым раньше был, вероятно, владелец постоялого двора, и устремилась через кухню, в поисках заднего выхода из здания. Попутно осушила чью-то кружку на ходу, предварительно понюхав, и закинула в рот найденную недоеденную кем-то лепешку. Голод, знаете ли, не тётка. Сердобольный Брэм безмолвно последовал за ней, неся выжившую.
   Оказавшись на улице, Эрика заозиралась и прислушалась, до ушей донеслось тихое фырканье, она метнулась за угол постоялого двора и обнаружила пристройку-конюшню. В стойле равнодушно помахивая хвостом, стояла флегматичная рыжая лошадка с белым пятном на лбу. Она даже не встрепенулась от ауры возникшего за спиной Эрики Брэма.
- Лошадь моя - бескомпромиссно отрезала Криг. Погладив ее по морде, полукровка ласково заговорила с ней на эльфийском и принялась быстро седлать.
Брэм пожал плечами, в средстве передвижения он не нуждался, но указав на спящую девушку на руках, коротко бросил: - Взять с ты.
- Не взять, а возьми, не с ты, а с собой - бессознательно поправила его Эрика, отвлеченная работой, но тут же одернула себя и встрепенулась с возмущением - Куда я ее возьму? На север?! Сдурел? -  девушка забралась в седло и уселась поудобнее.
- В нетопасность - голубой взгляд был непреклонен и Эрика стушевалась, понимая, что она и есть причина теперешнего слабого и беззащитного состояния девчонки.
- Грузи - сдержанно вздохнула полукровка.
Ливингстоун усадил спящую перед Эрикой и потом неожиданно резко схватил Криг рукой за ворот, притягивая к себе. Его холодные пальцы коснулись кожи и…той самой золотой цепочки, на которой висел злополучный артефакт с кроваво-алым камнем. Эрика вытаращилась на Брэма, плотно сжала губы от злости, перехватила его руку и прошипела: - Я его не отдам.
- Отдай - спокойно и властно произнес вампир, в который раз применяя на бедной Эрике свои чары. Лицо полукровки из яростного мигом обратилось в спокойное.
- Хорошо - послушно ответила Криг и сняв кулон с шеи, вручила его Ливингстоуну, а после безмолвно направила лошадь вперед, покидая вампира.
   Лишь миновав несколько домов она проморгалась и принялась сдавленно ругаться всеми самыми грязными ругательствами, которые когда-либо были услышаны ею от морейских пиратов. Проклятый обманщик и манипулятор Брэм всучил ей малолетнюю девчонку и забрал артефакт. Эрике хотелось выцарапать ему глаза, придушить, высказать как следует всё, что она думает, но от утопаний в собственной ярости ее отвлекла проснувшаяся дочь почившего хозяина постоялого двора. Эрика решила отвезти девушку в местный храм, сочтя, что там ей окажут помощь. Ну, а потом! 


Сообщение отредактировал Эрика Криг: 02 Февраль 2022 - 19:09



Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 03 Февраль 2022 - 00:23


  • 2

15 января, 3058

город Азарис

Полдень

  
   Криг успела познакомиться со своей спутницей по дороге, девушку свали Алека. Эрика заверила ее, что в храме о ней позаботятся, всячески успокаивала и попутно попросила не упоминать про дяденьку, который ее спас. Прибыв в храм, она надеялась побыстрее избавиться от обузы, но жрец не спешил брать Алеку под крыло. Зато вопросов задавал уйму, что случилось, да что стряслось и как так всё вообще вышло. Эрика не стала придумывать историю и просто пересказала все то, что рассказала ей Алека о происходящем, но умолчала про Брэма. Ей он нужен был самой и без участия всяких посредников. Однако, как Криг не старалась уговорить старика, тот лишь бухтел о событиях титланской чумы, случившейся несколько лет назад, сетовал, как бы не подобная напасть опять надвигалась, а вот девчонку приютить отказался и отправил их обеих к селуниткам.

   «Вот спасибо, вот удружил, спаситель хренов», бранилась про себя полукровка. Но делать было нечего, не бросать же теперь девчонку на улице. Кто знает, что она наболтает и кому, поэтому уточнив, как добраться до храма Селунии, Эрика двинулась туда.
   Храм Селунии находился в роще, на окраине Азариса и уже завидев невдалеке его стены, Эрика было обрадовалась, как на на дорогу перед ними неожиданно выехал разъезд местной стражи.

- Эй, вы! Стоять! - крикнул солдат, молодой и веснушчатый, как перепелиное яйцо. - Стоять, говорю! На месте!
Ехавший рядом с рыцарем конный слуга всунул ступню в стремечко арбалета, ловко натянул его и уложил на ложе болт. Командир отряда, заросший щетиной рыцарь, не спеша выехал немного вперед, ударил слугу по арбалету.
- Не вздумай стрелять. Эй, женщина, назовись!

- Эрика из Турл-Титла! - поднимая руки вверх, тут же выпалила полукровка, показывая свою безоружность, чувствуя как от страха предательски засосало под ложечкой.
- Сиди смирно и кивай - шепнула она Алеке на ушко.

- Не пугайтесь нас, хейри. - Командир заслонил глаза рукой, чтобы защититься от слепящего мерцания раскачиваемых ветром листьев берез. - Мы не разбойники, а стража Азариса и кое-кого ищем....- Эрика кивнула с видом горожанина праведно исполняющего свой долг перед властью.

- Поэтому, - продолжил командир. - Мы должны кое-что спросить: кто вы будете, Эрика, как давно в городе и кем эта девочка приходится вам?

- Приветствую вас. Я приехала к своей тётушке в Азарис, - Эрика вспомнила про старушку Марту, которой помогала продавать пирожки и окрестила ее в своей голове той самой тётушкой, уже прикидывая, что в случае чего старушка наверняка за нее вступится и прикроет, - а затем собиралась возвращаться в Титл и зашла в "Меж двух рогов" перед дорогой, а там приключилась ужасная оказия, не поддающаяся описанию! Там творилась настоящая бойня! - на ее лице выразилось удивление со страхом в глаза. Последний, к слову, был вполне подлинным ее чувством сейчас. - Я спаслась вместе с этой бедной девушкой, а она осталась сиротой! Я везу ее в храм Селунии.

Стражники переглянулись.
- Еще одно? По приказу господина Фрелля, азарисского старосты, мы ищем убийц мастера Лейфа. Я - лейтенант Пепеллин.
У Эрики перед глазами промелькнуло жуткое воспоминание, как полосатый хищник сворачивает шею гному артефактору и она моргнула, широко распахивая глаза.
- Странное было убийство, - медленно продолжал Пепеллин, перестав подозрительно рассматривать Эрику. - Во-первых, домочадцев его растерзали, словно зверь на них напал дикий. А во-вторых, магией то дело насквозь пропахло. Говорили, важную работу он делал. Дорогую. И колдунья к нему приходила какая-то.
Эрика с искренним ужасом ахнула, прикрывая рот рукой.
«Твою же ж мать! Азарис город сплетен, никто воды в заднице не удержит».
- Надо поскорее возвращаться домой к родителям - взволнованно посетовала она, надеясь поскорее закончить эти расспросы и решилась на отчаянный шаг - Вы не могли бы сопроводить нас до храма Селунии? Боязно нам - она тихонько ткнула в бок девчонку, та закивала измученным происшествиями лицом. Эрике никак не хотелось быть опознанной, как та самая колдунья, которая бы попала в не прекращаемый водоворот выяснений, допросов и не приведи все боги мира, заключению под стражу.
Лейтенант Пепеллин подъехал ближе, заглядывая в лицо Эрики. Она растерянно заморгала и замерла, как если бы ее обнюхивала здоровенная грозная сторожевая псина. С лица взгляд лейтенанта скользнул на грудь, задержал на ней долгий взгляд. Кроме ложбинки меж грудей в вырезе рубахи он ничего там не узрел.
«Спасибо тебе, гнусный ты кровопийца, что забрал этот артефакт так вовремя. Надеюсь ты веселишься не меньше моего», подумала Криг, чувствуя, как стекает капелька пота за ухом.
- Можно и с нами. Оно будет спокойнее - наконец ответил Пепеллин и Эрика очень сдержанно выдохнула, чтобы не выдать своего сказочного облегчения. - Кто знает, откуда напасть прилететь может? Вот взять примеру, постоялый двор "Рога и копыта"... Постоялец умер. И ладно бы просто умер, дело не хитрое... но вчера был живой, здоровый. С хозяином скандалил... а сегодня труп. Высушенный, как атраванская мумия... Да и постоялец известный... ван Кола! Плут и мошенник...
Эрика тихонько тронула кобылу с неподдельным интересом слушая лейтенанта и поражаясь этим слухам. «Тысяча солнц он мне заплатить хотел! Вот же костлявая крыса, ван Кола! Пусть тебя как следует отжарят в Бездне за твою брехню!» едва сдержав ехидный смешок, девушка сделала вид, что чихнула. А она еще тряслась, как мышонок, боясь этого псевдо-купца, который подкатывал к ней с невероятно щедрыми предложениями по выкупу артефакта.
В сопровождении стражи Эрика с Алекой спокойно добрались до храма. Эрика в сердцах поблагодарила стражников азарисцев и те отправились восвояси.
   Жрицы Селунии приняли девушку к себе, а полукровка наконец-то вздохнула с облегчением. Она и сама решила остаться на ночлег в пристанище богини. Оставив щедрое подаяние Селунии, Эрика получила возможность выстирать вещи, намыться, как следует и спокойно лечь спать на сытый желудок.

16 января, 3058

Азарис

Раннее утро
 

   «Брэм. Брэм. Брэм. Брэм.» Криг мысленно твердила имя вампира, задумчиво покуривая самокрутку, сидя в седле. Вчера, сидя в купальне, переведя дух и расслабившись, она поняла, что с помощью ее крови покойный мастер Лейф не только настроил артефакт на нее, но и привязал ее к артефакту. Потому как, отстранившись от забот, она почувствовала зов собственной крови. Как будто магнит тянул ее к этой загадочной вещице. Следуя этому зову, Эрика намерена была забрать артефакт у вампира. Пока не знала как. Конечно, хотелось бы съездить ему по его раздражающе спокойной физиономии, но зная, что это не возможно, ввиду его незаурядных способностей, Эрика позволила себе это хотя бы в мечтах. На лице полукровки расплылась довольная улыбка.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 05 Февраль 2022 - 23:23


  • 2
15 января, 3058
город Азарис
День-вечер-ночь

 

Кулон маняще переливался в лучах солнца. Казалось, он живой и разумный, и шёпот его взывал стать ближе, соединиться и вновь почувствовать небывалую силу в руках и легкость в теле. Мягкие золотые изгибы пастельно отливались, а красный драгоценный камень, словно око дракона, чарующе смотрел на Брэма Ливингстоуна. Тот, после отъезда Эрики с девчонкой, очарованно торчал возле конюшен разгромленного двора с вытянутой вверх рукой, в которой и переливался отобранный артефакт. Кулон опустился на ладонь вампира. Нежная, но ощутимая пульсация исходила от артефакта. Брэму нравилось как он умещается в руке, и даже довольная улыбка появилась на бледном располосованным клювом зверя лице. 
Надеть?
Простой вопрос раздался в голове тихо, но настойчиво, приглушая все прочие мысли, все прочие звуки. 
Надеть и вновь почувствовать небывалое насыщение, словно от крови самих королей. Да что там королей — богов! 
Брэм облизнул верхнюю губу и деликатно взялся за цепочку, держа ожерелье перед собой. Красный глаз горел, подчинял волю и каждое мгновение становился всё ближе и ближе. Однако на половине пути, будучи уже перекинутым через голову, кулон остановился. Вернее его остановили, в сомнениях задержав в воздухе. Закрыв глаза, вампир сопротивлялся, пугаясь столь пленящего зова магического предмета. 
Нет, — обессиленно выдохнул Ливингстоун и снял кулон, убрав в сумку. 
Устало прислонившись в низкой пристройке, где хранились вилы, лопаты и вёдра, он тёр лоб, собираясь с мыслями. 
Ненастроенный или сломанный артефакт являл опасность. Уже пострадали невинные души, когда превращённые дефектном магией предметы в неестественно крупных зверей чудища погрызи и затоптали насмерть едва ли не всех постояльцев и гостей трактирного двора. Скольким удалось уйти и разнести страшную весть о произошедшей бойне в “Меж двух рогов” оставалось неизвестным. Так или иначе уносить ноги с места кровожадных убийств вампиру было необходимо. 
Прочь из города. В глушь. Чтобы… 
Торопящийся по узким безлюдным улочкам Брэм замер. 
Чтобы что? Уничтожить артефакт и лишиться питательной энергии вампир был не готов. По крайней мере сейчас. 
Окружённый иллюзией, Ливингстоун расплывался труднозапоминаемым пятном в глазах людей, когда вышел обратно к лавке артефактора. Она был как раз по пути к северным воротам. 
Эрика упомянала Каверн, столицу гномов, где по мнению мастера-артефактора кулон мог быть исправлен. Но оправдан ли риск длительного путешествия совместно со столь губительным предметом? 
Вампир в сомнениях остановился напротив ступеней, ведущих к двери, за которыми несколько дней назад произошла первая проделка кулона, стоящая двум людям жизни. Ничего кроме колодки с замком на входе и приставленного к ней скучающего стражника рядом не было. 
Я не понимаю, Фитти! — мимо шли две женщины в чепцах и с корзинами в руках, только что покинувшие пределы торговых рядов. — Пшено! Пше-но! Всего две буквы, а цены! Нет, я этого совсем не понимаю!
Воры, — в такт негодованию ответила Фитти и согласно закивала каждому слову подруги. — Настоящие воры! Чтоб их всех на верёвки пустили… 
Женщины едва не наткнулись на стоящего вампира, но в конце концов решили обойти размытое неинтересно пятно, которым он казался каждому обывателю. 
Сплетни и крики о случившемся в южной части города ещё не достигли любопытных ушей и бескостных языков местных сплетниц. 
Тем временем северные ворота были раскрыты, но многочисленность стражи окликивала едва ли не каждого, кто покидал город, с проверкой. 
Встав рядом в организованную милицией очередь, вампир ступал очень осторожно, сохраняя размытую иллюзию. Стражник впереди остановил сутулого мужика, задал ему несколько стандартных вопросов и пропустил. Как и многих других. Женщину перед Брэмом не задержали, но она резко встала и повернула назад:
Кажется я забылаой
Она влетела в вампира, так глупо сорвав с него магический обман. Стражники тут же засуетились, разбуженные неожиданным появлением высокого человека с разодранным лицом. 
Стой! — крепкий старый сержант заслонил дорогу, повелительно выставляя ладонь. — Кто таков? Куда и откуда? Что делал в Азарисе?
Имя Брэм, — тавантийца сразу же узнали по акценту. — Лекарь, учить язык тут, читать книги. Простой спокойный жизнь
Спокойную жизнь? — переспросил сержант. — А рожу тебе в библиофилке книгами поцарапало? Ну-ка, выворачивай карманы, показывай, что у тебя!
Брэм тяжело вздохнул, оглядывая количество стражников. Некоторые с подозрением буравили его взглядом, другие же продолжали выполнять работу и допрашивали остальных покидающих город. 
У меня ничего нет, — холодным спокойствием ответил вампир, очарованием ревената внушая старому сержанту свою правду. 
Сержант замер на миг. Лицо его стало скучающим.
Да у тебя пустые карманы, бродяга… — сказал он и пропустил неподозрительного, малоинтересного высокого путника. 
Час в дороге Брэм провёл щурясь от невыносимого солнца. Оно утомляло, высасывало силы и начинало греть бредущего по северному тракту вампира. Его шаг замедлялся с каждым новым отзвуком мысли “надень”, словно магический кулон взывал к нему из дорожной сумки. Надеть и восстановить силы, надеть и не волноваться о жгучих лучах палящей звезды. Поддавшись искушению, Брэм отстегнул клапан сумки и запустил было руку в неё, как в последний миг передумал, вспомнив своё же напутствие о неизвестных возможностях кулона. Вместо этого он сошёл с дороги и через луг достиг небольшой дубовой рощи, где, спрятавшись в корнях древнего дерева, завернулся в плащ и задремал до наступления ночи. 
Против желания Ливингстоун всё же признал себя ночным хищником и научился наслаждаться красотой этого тёмного времени. 
 
 

 




Шитчи
Многоликий


Последний шанс

Отправлено 06 Февраль 2022 - 22:26


  • 2
Далеко на Севере
3058-ой год
15 Января


Когда-то в этом месте прошел ледник оставивший после себя глубокий след. Через несколько столетий след затопила вода, текущая с гор Китового хребта. Теперь это самое большое озеро Штольхейма носит имя Фроганна, что на местном языке означает Лягушачье.
Шли века, а озеро оставалось все таким же громадным и глубоким, а вода в нем ледяная и чистая.
Посреди этого озера, на синей поверхности воды, плавает толстый слой из листьев, ветвей и высохших водорослей сплетённых на столько плотно, что могли удержать на себе человека или крупного зверя. В иной части от центра плавучего острова можно было идти несколько дней, чтобы достичь его края. Местами слой его был тонок и рыхл, что уподоблялся зыбучим пескам, а местами столь крепок, что мог удержать большое строение в несколько этажей…
В центре этого острова очень давно вырос город из множества домишек, обмазанных высохшим илом, крытых сухим камышом и лапником. Живут здесь реечные гоблины и тролли – пройдохи и шалопаи – ни во что не ставящие не только господарей Моршанка и Карзагора, но даже и на могучего царя орков. С куда большим почтением и страхом они смотрят на Север, где в Китовом Хребте, у воды есть пещера, а в ней логово Хозяйки Болота, или Эфирной Госпожи.
Разумеется, она жила не в пещере, а в самом настоящем замке - в этом слухи обанывали, а в самом настоящем замке. Это приземистое, но весьма обширное строение, сообщающееся через подводные пещеры с самим озером. В залах ее всегда было светло как солнечным днем, о чём заботилось множество светящихся шаров, во множестве парящих под потолком залов и коридоров. Но саму чародейку вечно окружал зыбкий туман. Да и сама она больше напоминала привидение – полупрозрачное, невесомое, неосязаемое…
Сейчас Хозяйка недвижимо сидела на своем троне, вырезанном целиком из кости огромного мохнатого слона. Перед ней, на коленях стояло сгорбленное существо более всего походившее на помесь человека и ящера. Когда-то очень давно сородичи этого существа были подчинены могучими чарами и переселены сюда, на Север, к Хребту.
– Прекрасная Госпожа вызывала меня? – голос у драконида был тягучий, шипящий, неприятный.
Казалось, расплывчатый силуэт на троне пошевелился. Драконид почувствовал на себе тяжелый пристальный взгляд. На всякий случай он еще больше сгорбился, упер взгляд в пол,
– То за чем я тебя посылала…– услышал он шелестящий голос. – Ты принёс?
– Нет, о Повелительница! Наш человек не справился с поручением, ему не удалось забрать талисман. Он сурово наказан! – добавил драконид очень посмпешно, чувствуя напряжение, исходящее от повелительницы. – Прекрасной госпоже неочем волноваться. Талисман все равно идет к нам своим ходом.
Он рискнул поднять голову, бросив на призрачную женщину мимолетный взгляд. Он увидел размытое лицо, на котором угадывались высокие скулы и впадины миндалевидных глаз, прямая линия носа и светлые волосы, смотревшиеся сейчас полупрозрачным ореолом.  

– Где он сейчас?

– Движется в Хортию,– драконид изобразил на морде подобие улыбки.– Скоро мы им завладеем!

Эфирная госпожа помолчала.
– Шитчи, – она впервые назвала драконида по имени. – Ты уверен, что это именно то ожерелье?
– Да, о Прекрасная Госпожа!
– Тогда перехвати ее. Издержки и препятствия не имеют значения. Собери своих братьев, моих слуг, всех кого сочтешь нужным, умри, но достав мне его! Ты понял?
– Да, о Прекрасная Госпожа! – Шитчи согнулся в поклоне, попятился к выходу.




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 07 Февраль 2022 - 01:54


  • 1

​16 января 3058
Северный тракт, где-то между Азарисом и Сандерра-Тар
Близится полдень


   До полудня оставалось не больше часа, зимнее солнце еще не достигло зенита, но вовсю слепило Эрику, которая натянула капюшон суконного плаща, создавая тень над носом. Рыжая лошадка, реквизированная из конюшни постоялого двора «Меж двух рогов», которую полукровка окрестила Морковкой, рысцой двигалась по северному тракту. Криг прислушивалась к своим ощущениям, к зову собственной крови, которая взывала ее к артефакту. Серо-жёлтые глаза внимательно оглядывали округу, ища знакомый высокий темный силуэт. Но только облезлые кусты и редкие, сбросившие листву деревья, да тонкий настил снега кругом. Впереди на дороге пусто, по левую руку вдали синеет Срединное море. Эрика притормозила Морковку и замешкалась.
«Погоди, проехала?» Магнетический след артефакта неожиданно оказался позади, хотя все это время она чувствовала, что он маячит где-то перед ней. «Проехала.»
- А ну ка, девочка, давай вернемся - ласково похлопав лошадь по шее, Эрика направила ее шагом обратно и заставила сойти с дороги. Спешившись и стреножив Морковку, Криг углубилась в редкий лесок из лысых кустов и жухлых деревьев, где набрела на грот какого-то древнего каменного образования. С одной стороны, тихонько журча, из камня бил ключом ручеёк, уходящий куда-то на юго-восток. С другой, в углублении грота она увидела что-то темное. Осторожно спустившись по камню вниз, Эрика разглядела кокон из плаща из которого виднелась только макушка темных волос.
«Попался, который кусался», ехидно улыбнулась девушка и тихой поступью двинулась к нему, а правая рука потянулась к засапожному ножу. Не дойдя каких-то шагов пять Эрика вздрогнула, потому как вампир раскрыл плащ и резко сел, с прищуром уставившись на нее. Девушка так и замерла на полусогнутых, как воришка, застигнутый врасплох.

- Ээээ… мир, нет война, переговоры - на манер Брэма, односложно заговорила она, предупредительно выставив ладони перед собой.
Мужчина взглядом указал на валун, поросший мхом. Эрика понуро уселась на указанный камень, положив ладони на колени и разочарованно выпятив нижнюю губу. Брэм многозначительно на нее взглянул, Криг захлопала глазами. Поковырявшись где-то в плаще, в котором недавно дремал, вампир извлёк свёрток какой-то ткани, неспеша раскрутил его и явил взору Эрики золотой кулон.
Девушка вытаращилась на отобранный у нее артефакт, сжала кулаки, но осталась сидеть на месте. Подняв глаза на Брэма она посверлила его взглядом, представляя, как вскакивает и в яростном прыжке настигает кулаком его спокойную физиономию, при этом на лице ее появилась дурковатая ухмылка. Но одернув себя, она тряхнула головой.  
- Зачем забрал? - ее голос прозвучал спокойно и не враждебно. 
- Опасный, - Брэм кивнул на артефакт, а в глазах его блеснул странный огонёк. - Большие опасные животные в трактир. Из-за это. Я думать... думаю.
- Скорее всего ты прав - согласилась Эрика. - Но он связан с мной - она указала рукой на артефакт и прикоснулась ладонью к груди, указывая на себя - Я должна забрать его.
Казалось Брэм не только не спешил отдавать кулон, но и не хотел этого делать. Длительно посмотрев на него, он принялся нарочито медленно заворачивать его обратно в тряпицу. Эрика сорвалась с места и бухнулась рядом с ним на колени.
- Ты не понимаешь, я не могу его отдать, я связана с ним. В нем моя кровь. Я не могу оставить тебе - Криг схватила Брэма за рукав.
- Надо сломать, - Брэм замер, - Очень опасный для люди.

Эрика замялась, придумывая аргументы.
- Нужно в Каверн - пальцы ее руки переползи с рукава, обхватывая запястье вампира.
- Его надо настроить. Как ты можешь знать, что его уничтожение не принесёт ещё большей беды?
- Я не знаю, - ладонь Брэма сложилась в кулак, закрывая артефакт. - Но ты нельзя надевать это.
- Тебе, а не ты - кивнув, мягко поправила Эрика и положила вторую ладонь, поверх кулака Ливингстоуна. - Отдай, пожалуйста.
Взглянув ей в глаза Брэм на долго задумался, Криг сидела не шелохнувшись под доносящийся щебет птиц. Страх и волнение обуревали ею, но, наконец, вампир нехотя раскрыл ладонь.

- Спасибо - с облегчением выдохнув, молвила девушка с полуулыбкой.
- Я отправлюсь в Каверн - она бережно забрала амулет в тряпице и спрятав в сумке, поднялась на ноги, отряхнула колени и стала уходить. Её серебряная коса была перетянута шелковой повязкой, которой вампир недавно перевязывал ей раненную шею. Брэм, кажется, погрустнев глядел ей вслед, но Эрика остановилась.
Криг помнила про ван Колу, который был убит два дня назад, аккурат после встречи с ней, когда он пытался выкупить у нее артефакт. Она помнила слова стражников про таинственную колдунью, которой ее нарекли сплетники Азариса и осознавала, что ее шансы добраться до Каверна в одиночку очень малы. Опрометчиво связав себя с малоисследованным артефактом она понимала, какое бремя легло ей на плечи и сколько опасностей теперь сулит эта связь. Она даже плащ с мехом не купила, побоявшись, что тот оживет и прикончит её. А Брэм, порождение Ночи, кровопийца! Как бы глупо не звучало, единственный, кто мог ей помочь. Она разрывалась между желанием поскорее убраться от него и желанием попросить его о помощи. Он дважды спасал ее жизнь и один раз пытался ее убить, осознанно или нет, но пока счет был два один. Эрика нерешительно обернулась.
- Давай заключим договор?
Вампир вопросительно поднял брови.

- Я научу тебя нашему языку, а ты пойдешь со мной?
Ты сможешь быть уверен, что я не надену кулон и он будет у тебя под присмотром, раз ты так беспокоишься за судьбы людей, которым он может навредить. Ну и эээ.. ты будешь помогать с возникающими…проблемами?

Брэм просто кивнул и поднялся на ноги, чем ввел Эрику в ступор. Она притормозила его рукой.
- Ещё одно! - отодвинув высокий воротник она показала ему уродливый шрам на шее, оставшийся после того злополучного дня, когда он ее чуть не растерзал до смерти. Эрика не смогла убрать его даже заклинанием исцеления.
- Ты должен пообещать, что этого не повторится - ее голос прозвучал серьёзно и строго.
Брэм угрюмо насупился от укола совести.
- Принять мой извинения, - он опустил взгляд и коснулся сердца. - Это твой вонь... М... нет, запах. Вонь есть плохой запах... Твой запах. Он очень сильный. Но я давать обещатия.
- Обещание - медленно повторила Эрика, чтоб Брэм услышал правильное произношение слова и протянула руку для рукопожатия, он протянул широкую ладонь в ответ.
- И не приказывай мне больше! Как ты это умеешь. Договор? Все по честному! Да? - Криг сложила пальцы свободной руки рогаткой и указала себе в глаза, затем Брэму, после снова на себя, мол "я слежу за тобой".
- Моё слово, - рукопожатие скрепило устное соглашение между полуэльфом и вампиром, и подозрительный взгляд Эрики сменился на беззлобную улыбку.
- Идём. Морковка заждалась.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 10 Февраль 2022 - 00:20


  • 2
16 января, 3058
северный тракт от Азариса
Полдень

На удивление лошадь горе-авантюристки не паниковала, словно не чувствовала присутствие ревената. Стреноженная она мечтательно смотрела вдаль и едва ли обратила внимание, что к её новой хозяйке присоединился новый компаньон. Брэм проследил за её очарованным взглядом и, тронутый душевно, в сердцах насладился местным пейзажем. Хор безлистных деревьев возвышался к юго-востоку и из-за мягкого солнца казался не таким мрачным. Снег хаотично комковался по земле, но северные земли уже были под белым покрывалом. 
Развязав незатейливый узел, Эрика забралась в седло и закуталась в плащ,  натянув капюшон по самый нос. Несмотря на погожий солнечный день было достаточно прохладно, и северный ветер пробирал до самых костей. Брэм, чувствуя крайне неуютно, сел за девушкой. Впрочем мысли его были далеки от столь близкого контакта с ней. Голову занимали исключительно силы магической вещицы, которую Ливингстоун так просто вернул её хозяйке. Что было бы, реши он воспротивиться моральным убеждениям? Присвоение чужого, случайное убийство при её агрессивной реакции или же наоборот целенаправленное лишение её жизни стандартным для вампира способом? Брэм зажмурился и помассировал переносицу, пытаясь избавиться от ярких кровавых сцен, от которых Эрика становилась ещё желаннее. Он до сих пор не мог забыть невероятного вкуса её крови, к сожалению своему, не мог стереть некоторые моменты прежней жизни и не самых верных принятых решений. 
Тракт широкой заснеженной кишкой растягивался вперёд в полной тишине. Лишь птицы за редких посадках поддерживали только им понятные беседы. Над полем кружил одинокий ястреб, выглядывая беспечную жертву. Но зайцы и мыши, будучи не юным глупцами, стратегически выжидали правильного часа. 
Кобыла шла неспешным шагом, и Брэм, не зная куда девать руки, сложил их на груди. Эрика оглянулась на пройденную дорогу, и ему пришлось слегка сместиться в сторону, чтобы не загораживать ей обзор. У неё, как он заметил ранее, действительно была удивительная кожа: ровная, правильного оттенка, без единой поры или слишком близко расположенного капилляра. Серые глаза она подводила чёрным, и они казались от этого ещё выразительнее, хоть и делали её похожей на енота. Удостоверившись о спокойствии тракта, Эрика, вероятно от скуки, завела разговор, решив поведать о времени после того, как она приняла юную девицу из его рук. Понимая его невысокий уровень знаний языка, горе-авантюристка говорила нарочито медленно, хотя иногда забывалась и набирала темп, за которым Брэму было не угнаться. От неё Ливингстоун узнал о встречи её со стражей, о вопросах, что служивые люди задавали ей про смерть мастера-артефактора и последние визиты некой колдуньи, кем сама Эрика и являлась в тот день в лавке; об одном плуте и мошеннике по имени Ван Кола, что он, вызнав про действующего хозяина артефакта, вознамерился украсть волшебную вещь, но был страшно убит. Опасения Эрики были ясны день, она боялась, что смерти не останутся в Азарисе. 
Ван Кола, — задумчиво произнёс Брэм, вспоминая это имя. Он слышал его в трактирной зале, когда присоединился к картежной партии, обыграл всех и забрал немаленький куш, но потратил на новые медицинские инструменты и канцелярские принадлежности. — Вор. Плохой человек в Азарис.
Этот урод вынюхивал про артефакт и знал моё имя, — эмоции закрутили Эрику вихрем, и она вновь сбилась с медленного темпа речи. — Хотел его купить, а на следующий день сдох. Стражник сказал, что его высушили, как атраванскую мумию!
Урод? — уточнил слово тавантиец, вглядываясь в белые поля, по которым, переливаясь, гуляло солнце. 
Урод это не красивый человек, — терпеливо разжевала Эрика. — И урод бывает тот, кто делает нехорошие поступки.
Как это "высушили"? — вспомнив другое слово, поинтересовался Брэм. 
Кожа и кости, нет жизни.
Он кивнул, хотя не понял точного смысла. 
Мне страшно, — неожиданно пришла к заключения Эрика. 
У ты... тебя есть... был враги? — падший инквизитор перевёл взгляд на другую сторону, где целым миром расплескалось Серединное море, разделяющее два материка: Алькарию и Монстерн. 
Почёсывая пальцем по виску, девушка, казалось, ковырялась им  в памяти. 
Я думала, что нет. Было несколько неприятных случаев, — неохотно выдавила она из себя.
Какие и когда? Кто... может стать опасный сейчас?
В отвел Ливингстоун услышал чудной губной звук, а затем за Эрикой этот же звук повторила кобыла. 
Наверное, это бывший хозяин артефакта, — неуверенным голосом начала она. Вампир ощутил, как горе-авантюристка занервничала, словно он нащупал неприятную тему. 
Ты вор? Ты красть? — безэмоционально продолжал расспросы Ливингстоун. 
Я не хотела, —  она всплеснула рукой, а голос её нервно повысился. — Все не просто. Случился пожар, я убегала, взяла чужую лошадь, а в сумке он, — быстро выпалила она и, выдохнув повесила, голову.
Есть бывший хозяин артетакта опасный человек?
Всё это большая путаница, мне сложно объяснить, — виноватым тоном сказала Эрика. — Я не знала, что это артефакт.
Ты не хотеть... возвращать артефакт этот человек?
Мне нужно было бежать из Турл Титла. Я не знаю, чей он, я не могу вернуться в Титл, мне там сделают плохо
Ясно.
Ливингстоун замолчал, соединяя полученную информацию в одну картинку. Эрика, как и многие те, кого, как казалось, по справедливости казнил Орден, очутилась не в то время, не в том месте. Человек, следующий за ней из-за артефакта, явно не обыкновенный коллекционер. Вероятно “высушенный” труп на его совести. Работал ли Ван Кола на него или это очередные удивительные переплетения совпадений, как собственно и их встреча с Эрикой? 
Она между тем неожиданно потянула поводья и остановила лошадь, чтобы затем вполоборота обернуться. 
Раз уж мы заключили договор, — девушка помялась, глядя вниз. — Понимаешь, я не человек и не эльф, полукровка... мусор. Я могу делать магию, но не могу делать её хорошо, не умею. Чтобы уметь, надо знания, а эльфийская академия только для эльфов, я для них ничто. Мне туда нельзя. Знаний не дадут, понимаешь? Отец отдал меня старому мужику, потому что для него яэто стыд и позор. Но не я же, — она похлопала кулаком о раскрытую ладонь, — человеческую бабу, чтоб потом получилось это
Её пальчик указал на неё, и ещё человеческая душа Брэма сжалась от понимаемой боли и тоски. 
 — Для них, эльфов, мы ... пфф... —  она потёрла лицо руками. Объяснения давались очень тяжело. 
Выдохнув, она взяла себя в руки:
Когда я узнала, что это артефакт, который даст мне больше магии, я решила, что это мой шанс, возможность стать не... не мусором
Попытки продолжить описывать текущее состоянии не увенчались успехом, и Эрика, закончив открывать и закрывать рот, умолкла и отвернулась. 
Поводья мягко попросили кобылу тронуться, и та послушно зашагала по тракту. 
Я понимаю, — после недолгого молчания ответил Брэм голосом, которому хотелось верить.
Ну а ты, как стал таким? —  устало она задала ему вопрос.
Ответа Эрика не дождалась и по истечению часа. Впрочем вместо этого они наткнулись на одинокого путника, греющегося у костра. 
Завидев их, он поднялся, вглядываясь в лица, и явно кого-то узнал. 
Эрувен? Это ты?!
 

 


Сообщение отредактировал Ливингстоун: 10 Февраль 2022 - 11:14



Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 10 Февраль 2022 - 13:05


  • 2

     После не удачной попытки наладить контакт, Эрика ехала молча и насупившись. Ругала себя за откровенность, которой не получила в ответ и переживала, что теперь в глазах Брэма выставила себя воровкой и лгуньей. Хотя, по сути, так оно и было, если не вдаваться в моральный подтекст поступков Криг, который лишает их черного или белого цвета, смешая все в неопределенный серый, в которым сложно различить хорошее или плохое. Отбросив мысли самообичевания она горделиво распрямила плечи, в конце концов, почему ее так волнцет оценка вампира? Он то по хлеще её будет – монстр, чудище, кровопийца! Ему ли осуждать? Эрика вновь ссутулилась, чувствуя укол совести за попытки очернить спутника. За эти несколько дней, не считая страшного инцидента, он только и делал, что помогал другим. Как-то это идет вразрез с его сущностью, может он пытается искупить грехи? Или отвергает свою кровожадную сущность? На таких экзистенциально-философских рассуждениях Эрика и прервалась, вздрогнув в седле, когда услышала свое настоящее имя, данное отцом.
     Девушка рывком натянула поводья, останавливая лошадь и уставилась на путника у дороги. Им оказался давний знакомец Эрувен по Фаемару. Такой же полукровка, как и она. Он работал с Мориотом, которому Эри была отдана на попечение и поставлял ему различные книги и писания. Мечтал поступить в солдаты, или на худой конец завербоваться в Ноэттанор (эльфий Магикс). Сейчас Эрике казалось, будто все это было так давно, как будто во сне или другой жизни.

- С-с-салдор? - неожиданно для себя, с заиканием ответила Криг. На ее лице красноречиво выразилось недоумение, а румянцем проступила стыдливость. Еще одно враньё в копилку. Она очень надеялась, что Брэм пропустит мимо ушей то, как окликнул ее путник.

- Ты помнишь мое имя! - воскликнул он. - Только оно звучит чуть-чуть иначе. Я не Салдор, а Сальвадор. Куда ты пропала? Твой опекун сбился с ног, разыскивая тебя по всем кораблям...

Эрика скривилась, вспоминая калеку опекуна, нет, конечно она была благодарна ему, но как представляла себе, что когда-то ей пришлось бы стать его женой и разделить ложе, её всякий раз передергивало.
- Я буду тебе очень признательна, если ты не расскажешь Мориоту, что встречал меня. Это длинная история и запутанная - голос Эрики прозвучал вкрадчиво и осторожно.

- Конечно! Я всегда покрывал тебя. Ты же помнишь? А.. кто твой друг? - он глянул на Брэма с плохо скрываемой ревностью.

- Это.. мм. Мой телохранитель, - лицо девушки стало более радушным, нужно было ляпнуть ему что-то правдоподобное, чтобы это не принесло за собой новую череду неприятностей - не самое удачное место для беседы, конечно. Но если коротко, то я решила отыскать свою мать, помнишь, ты тайком приносил мне найденные записи из архивов. Так вот кажется, я на верном пути - заговорнически ответила Эрика и поспешила перевести тему, - А ты что здесь делаешь? У дороги, один?

- Один. Иду в Сандэрра-Тар. В Ноэттанор меня не взяли, я недостаточно чистокровен, так хоть запишусь в солдаты. Исполню свою вторую мечту....

- Защищать границы Республики. Это похвально, Сальвадор - Эрика словно затылком ощутила недовольство Брэма. Вампир сейчас с каменным выражением лица рассматривал Салвадора.

- А ты, значит, тоже в Сандэрру? - полукровка косит на бледное лицо зеленым глазом. И в мимике и взгляде его Эрика уловила враждебность, направленную на её спутника. Ощутив себя очень неудобно в сложившейся ситуации, девушка глупо улыбнулась.
- Э-э-м, вроде того.

- О, а что я до сих пор не пригласил вас к огню? Слезайте. У меня есть немного вина и половина кролика - Сальвадор махнул рукой и приглашающе улыбнулся, но только Эрике.
- Нужно ехать - бескомпромиссно прозвучал за спиной голос Брэма.

- Извини, мы не .. - замялась Криг, - нужно ехать - повторила она слова Ливингстоуна и тронула поводья.
 - Удачи на службе, Сальвадор - обернувшись и выглянув из-за плеча Брэма, она махнула рукой, хоть как-то пытаясь сгладить нелепость этой встречи. Сальвадор глянул им вслед и со злостью бросил кость разделываемого кролика в золу. Эрика сжала губы, неловко получилось. Встретившись с холодом голубых глаз своего спутника она поспешно отвернулась, оставляя старого знакомого позади. Морозный ветер подул и девушке почудилось, будто ледяные руки залетели в капюшон и легли ей на плечи. Криг поежилась в седле. Обсуждать эту встречу не хотелось. Ехали в тупом молчании.
     Ехали часа полтора, пока справа от тракта не появилась точка, по мере приближения увеличивающаяся и приобретающая очертания двухэтажного строения.




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 10 Февраль 2022 - 23:13


  • 2

16 января 3058
Придорожный трактир на северном тракте
между Азарисом и Сандэрра-Тар
день и вечер


     Двухэтажным зданием оказался гномский придорожный трактир, но чтобы заселиться, Эрике и Брэму пришлось почти час ждать в общей зале. Так сложилось, что у коренастого хозяина трактира Зирака Борина, случилась заминка с наличием свободных комнат. Атраванские купцы с кучей тюков очень долго носились со второго этажа на первый, освобождая комнаты. Затем хозяин отправил помощницу наводить порядки. Делать было нечего, пришлось ждать, пока эта вся кутерьма закончится. Зато Эрика успела пообедать. Когда Зирак наконец вручил им ключ от комнаты, было далеко за полдень. Заняв одну из коек, Криг скинула плащ и сумку на кровать. Ей надоело это нелепое молчание после последнего разговора, посему девушка решила разрядить обстановку и предложила Брэму скоротать время за занятиями. Вооружившись бутылкой вина, Эрика решила пойти от простого к сложному, показать вампиру алфавит титлан и заставила писать прописью буквы, а потом их с Брэмом имена и простые уже известные ему слова. К вечеру она изрядно утомилась от роли учителя и от вина.
- Стишок про собачку закончим завтра -, изрекла она, поставив бутыль с содержимым на донышке и нетерпеливо добавила, - Мне надо отлучиться, - после чего выскочила за дверь.
Спустившись в общую залу, румянощекая полукровка огляделась. Зирак хлопотал за стойкой, коренастая разносчица суетливо сновала меж столами, было довольно людно и шумно. Развалистой походкой Эрика двинулась к желанному выходу, терпеть зов природы уже не было сил, она была готова уже выскочить наружу, но ее внимание привлекла знакомая фигура у камина.
- Сальвадор! Как добрался? – голос Эрики от хмеля был весел и задорен.

- Жив, как видишь - недобро произнес ее старый знакомец. Ему не понравилось, как закончилась их встреча, на лице читалась обида. Криг приподняв одну бровь отметила, что он обдирает лепестки с цветка и бросает их в огонь. Отвлекшись от своего занятия, Сальвадор немного оттаял и кивнул на место перед собой.
- Расскажи лучше как твой путь прошел
- Задница болит от седла - Эрика потёрла упомянутое место, глянув на свободное кресло рядом с полуэльфом, она скорчила нетерпеливую мину.
- По правде я очень хочу посетить местную достопримечательность - она нетерпеливо помялась на месте.
- Пойдём, посторожишь – девушка беззастенчиво потянула Сальвадора к выходу, - заодно расскажешь, как там Фаэмар.
- Было бы что рассказывать... Все по-прежнему. И да, пойдем, ибо хранить девичье уединение - самое что ни на есть воинское дело. - Сальвадор улыбнулся уголком рта и поднялся с просиженного, но уютного кресла.
- Хотя с охраной, как я заметил, у тебя и так все хорошо. Не подскажешь, где такую стражу себе нашла? – поинтересовался он, когда они вышли на свежий воздух и последовали к деревянной кабинке с бубновой дверцей.
Эрика смерила Сальвадора серьезным взглядом с прищуром, - Где взяла, там уже нету. – девушка хихикнула и скрылась в кабинке.
- На самом деле, он душка, - глухо прозвучало из-за двери, а после послышался стон величайшего облегчения и характерное журчание.
- Почему ты не стал искать другие возможности, кроме Ноэтторна? Вот так сразу взял и поставил крест на своих способностях?
- Ты знаешь... - Сальвадор на секунду замолчал - способности даны богами, Эрувен, они незаслуженны. А честной сталью надо учиться пользоваться самому. Раз уж у меня не получится стать лучшим в Ноэтторне с помощью богов - придется становиться лучшим своими силами. - полуэльф положил руку на эфес меча, висящего у него на поясе.
- Слова не мальчика, но мужа, - вывалившись из кабинки изрекла Эрика, положив руку Сальву на плечо. - Нет, я серьезно. Я вообще думаю, что им, - она ткнула пальцем в небо - плевать на нас.
- Дерзка к богам так же, как к людям - с непонятной интонацией произнес Сальвадор и усмехнулся, ответным жестом приобнимая Эрику и ведя за собой обратно в трактир, к облюбованному ранее столу.
- А все же, расскажи про своего спутника. Он... из наших? Или человек? Что-то в нем такое, знаешь... - он неопределенно покрутил в воздухе кистью.

Девушка закатила глаза, плюхаясь в кресло напротив, ей совсем не хотелось отвечать на расспросы про Брэма, снова придется врать и придумывать отговорки. Пошарив глазами по столику, она схватила стакан Сальвадора, понюхала и опрокинула в себя его содержимое.
- Какое такое, Сальв?
- Недоброе? - пожал плечами ее собеседник.
- Необычное? Не знаю, я же, - он тоскливо улыбнулся - не маг. Так, предчувствие. Не сочти за назойливость, но много времени прошло с того как мы виделись в Фаэмаре, так что, думаю, у тебя скопилось много историй. Уверен, побольше чем у меня.
- Брось, - отмахнулась Эрика, - Он замечательный, - она отвела взгляд на огонь в камине, продолжая перечислять достоинства Брэма, - сильный, надёжный, талантливый, - Сальвадор отметил улыбку на ее лице и заиграл желваками, - ну поболтать, конечно, он не любитель, но разве это главное в телохранителе? - девушка скучающе покрутила пустой стакан в руке.
- А на счет историй, да ничего примечательного. После того, как я ушла от Мориота, со мной только неприятности и приключались, но я не жалею - она белозубо улыбнулась собеседнику
- Наливай давай! На службу возьмут, там не расслабишься - Эрика подмигнула и подвинула по столу пустой глиняный стакан.
- Не главное, но достаточно важное. Телохранитель - это же еще и спутник - с кем еще поговорить по дороге? А все неприятности временные, так что жалеть все одно не стоит - раз уж пройдя их всех ты, по крайней мере, выжила. Это, между прочим, - Сальвадор значительно поднял указательный палец к потолку, - солдатская мудрость. Кружка у нас, правда, одна, но нас ведь этим не смутишь... - привстав, Сальвадор потянулся к стоящему на углу стола кувшину и заполнил кружку до краев.
Оба отпили из кружки поочередно.
- Слушай, а давно ты видал Мориота? – выудив самокрутку из-за уха, не громко поинтересовалась Эрика. Она окинула залу взглядом и приметила, что как минимум двое постояльцев дымят в помещении, а посему тоже прикурила от огня.
- Ты говорил, он обыскался? Он кого-то нанимал на поиски? Не знаешь? – выпустив струйку дыма, продолжала допытываться она, говоря еще тише.
- Может тебя? - навалившись грудью на стол и придвинувшись лицом едва ли не вплотную, она вперила свои обведенные черным серые глаза на полуэльфа и лукаво сощурились. Раньше, это срабатывало и позволяло выуживать из Сальвадора то, чего ей знать не полагалось.

- Может и нанимал - вновь уголком рта улыбнулся Сальвадор, глядя в глаза Эрике.
- Может, и меня. Но... вот если в теории предположить что и правда, меня... То, возможно, для тебя был бы один способ, скажем так... откупиться от жуткого, неотступного, грозного преследователя. И я бы сказал, что никого так и не нашел, хотя очень старался.
- Хитрый шельмец, - губы Криг растянулись в улыбке. Она отпрянула, облокотившись на спинку кресла, сложила ногу на ногу и вальяжно затянувшись дымом, прикидывала в голове, что в каждой шутке есть доля шутки, а все остальное может быть и праввдой.
- И чего бы хотел жуткий, неотступный и грозный преследователь? - скосив взгляд на Сальвадора, не поворачивая к нему головы, поинтересовалась девушка.
- Всего-то ночь приятных воспоминаний, возможно, пару историй о похождениях дерзкой, загадочной странницы... рассказанных в несколько более уединенной обстановке, - Сальвадор оглядел Эрику снизу вверх.
- Правда, в том - исключительно неправдоподобном - случае развития событий, о котором мы тут с тобой теоретизируем, мне была бы не очень важна суть этих историй. В отличие от, - полуэльф отсалютовал кружкой в сторону Эрики, - самой рассказчицы.
Эрика обернулась к нему, игривый огонек в ее глазах погас, она внимательно посмотрела в зеленые глаза Сальвадора с какой то печалью во взгляде. Когда-то давно, когда она жила в Фаэмаре, в «золотой клетке», как сама она называла свое пребывание там, Сальвадор часто приносил книги и искал повода лишний раз посетить купца и коллекционера Мориота, чтобы украдкой увидеться с Эрувен. Однажды он набрался смелости и поцеловал ее, когда они оказались в комнате одни. Сальвадор предлагал сбежать вместе с ним, но Эрувен не нашла в себе ответных чувств, чтобы решиться на такой поступок.
- Извини, Сальва, но.. - Эрика опустила взгляд, чувствуя себя отчего-то виноватой, - мой телохранитель, он наверное уже волнуется, что меня долго нет. Мне пора.
Она поспешно поднялась, бросила окурок в огонь камина и склонившись, отрывисто чмокнула старого знакомца в щеку на прощанье.
- Была рада повидаться. Доброй ночи и удачи на службе! - Эрика поспешно направилась в снятую комнату на втором этаже.
Разочарованно цыкнув, Сальвадор посмотрел вслед полуэльфке и перевел взгляд на стол, на который как раз сейчас забирался паук.
- Нет, ну согласись, попытаться стоило? - обратился Сальвадор к пауку и погрозил тому пальцем, - хотя тебя я сюда не приглашал. Но раз уж больше тут все равно никого нет - сиди уж, - быстрым движением перевернув уже пустой стакан, он накрыл им паука сверху.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 12 Февраль 2022 - 00:46


  • 2
16 января, 3058
северный тракт от Азариса,
постоялый двор
Вечер

 

Перо монотонно скрипело по жесткой бумаге, замирая лишь на краткий миг, чтобы окунуться в чернила. Острый край привычно выводил крупные витиеватые петли небольших наклонных букв, которые затем складывались в каллиграфические слова. 
 
“...четвёртый день с момента резкого прекращения магического эффекта кольца. Показалось мне или нет, но по истечению часа с ним на пальце, я почувствовал некоторую отдачу от предмета, сравнимой с лёгкой дрожью. Израсходован ли запас магического заряда в кольце окончательно предстоит узнать. Выдвигаю предположение, что для подзаряда артефакту требуется то же количество времени преимущественно равное дням непрерывного использования, viz. на шестой день заряд должен восстановиться. В теории…” 
 
Перо остановилось и зависло над бумагой, пока Брэм задумчиво крутил кольцо меж пальцев. Его необычный эффект пришёлся бы кстати в этот день. Постоялый двор гнома был забит разнообразным людом всевозможной профессии. 
Выдохнув, Ливингстоун положил перо и сжал кольцо, словно пытался разбудить в нём уснувшие силы. Оно никак не отреагировало на тщетные попытки вампира, и тот убрал его в поясный карман. 
Комната, которую выделил им Зирак Борин, хозяин заведения, был рассчитана на двоих и вмещала ровно столько, сколько двоим скромным постояльцем требовалось. Плотно придвинутые в параллельные углы одноместные кровати с заботливо предоставленными клетчатыми пледами из-за наступающих холодов и сундуками у ног. Стол, однако, был всего один, но Эрику, казалось, это ничуть не смутило. Чтобы скоротать немного времени она рассказывала тавантийцу об особенностях своего родного языка, но делала это крайне специфично. И решив спуститься вниз оставила своего ученика в противоречивых чувствах. 
Развернувшись на стуле, Ливингстоун вновь посмотрел на дверь, ожидая услышать приближающиеся шаги горе-авантюристки. Впрочем шум, доносящийся, с нижних этажей, вероятнее всего перекрыл бы её лёгкий шаг. Зала набилась усталыми путниками и ищущих быструю, но качественную ночёвку путешественниками, каждый из которых под плащом прятал истинную свою сущность. Без всяких сомнений придорожный трактир гостеприимно и без лишних вопросов давал кров как набожно наивным паломникам, так и хладнокровным убийцам. 
Решив вернуться в записям, Брэм поднял перо, но ни одна буква так и не вышла из-под него. 
Магия, обильная плотность магии застала вампира врасплох. Мгновение назад подобного он не ощущал. Сейчас присутствие магии свирепо давило. Брэм медленно встал, оперевшись о стол, и осмотрелся. Ничего. Ничего, кроме явственно нарастающей тревоги от переизбытка волшебства. Мельком глянув на лежащий на столе арбалет, падший инквизитор отложил перо, закрыл книжицу, сохранно убрав её в сумку, и отошёл к двери. Источник столь резкого и сильного проявления магии был поблизости — руку протяни. Закончив изучать стены и потолок, Брэм с подозрением уставился на свечу, свет которой, казалось, что-то затмевает. 
Мгновение. Вампир обернулся как раз вовремя, чтобы успеть увернуться: огромное мохнатое чудовище внезапным ударом откуда-то с потолка накинулось на Ливингстоуна. Инстинктивно перейдя в контрнаступление, Брэм нанёс короткий, но крепкий удар в здоровую уродливую башку и отпрыгнул. Чудовище перевернуло в воздухе, и оно неуклюже грохнулось на пол, раскинув все свои восемь лапищ. Паук с раздутым мохнатым брюхом неестественных размеров быстро отошёл от ошеломления и вскочил. Чёрные бусины глаз вокруг головы недобро блестели, а лапы, толщиной как потолочные балки, застыв на миг, резко изогнулись, чтобы дать брюху больше места для манёвра. 
Паутина плевком долетела до вампира и крепко окутала его ноги так, что тот не смог сдвинуться ни на дюйм. Чудище тем временем двинулось на свою пойманную жертву, подняв над головой передние лапы и угрожающе разведя хелицеры, челюсти-рога. 
Правая рука инквизитора потянулась за спину, где в чехле прятался осиновый кол, а левую он малоэффективной защитой выставил вперёд. Впрочем результат всё же превзошел ожидания вампира, поскольку адреналин запустил в нём выработку магической энергии, пробуждая новую силу магии Ночи. Тёмный поток, похожий на плотную черную дымку с едва заметными багровыми прожилками, нещадно врезался в паука, и тот остервенело зашипел, даря драгоценные секунды. Выдрав сапоги из паутины, но оставив в ней подошву, Брэм нацелился на лежащий на столе арбалет, дорогу к которому преграждала волосатая туша арахна. Благородное пламя, избавляющие бедных людей от чудищ опасных, зажгло на подвиги сердце падшего инквизитора. Однако добежать и перепрыгнуть через членистоногое брюхо вампиру так и не удалось. Толстые лапы жестко сбили его с ног и, подобно искусной пряхе, закрутили, в то время как брюхо принялось обильно обливать пойманного комара паутиной. Едва не рыча, вампир дотянулся до припрятанного за спиной оружия и из последних сил рывком всадил кол в головогрудь арахну. Чудище зашипело, отшатнулось и задрожало, переставая опутывать вампира. Из раны его впрочем не вытекло ни капли. 
Попеременно предполагая об исключительно магической составляющей данного агрессивного объекта, Брэм нещадно рвал липучую сеть. Но успел высвободиться только наполовину, когда паук атаковал во второй раз, высоко подняв лапы, чтобы обрушить их на скованную жертву. Силы вампира хватило, чтобы остановить удар, поймав опасные конечности и крепко сжав их. В открытые ладони до крови врезалась жесткая щетина, но хватку он не ослабил. Наоборот, потянув правую руку на себя, а левую от, Брэм медленно двигал паучью ногу чудищу же в его же отвратительную пасть. Знаниями арахнов падший инквизитор не отличался и не знал, что рот у них на самом деле совершенно небольшой. Уставшее от глупой борьбы чудище в очередной раз приподняло брюхо и обильно опрыснуло сопротивляющегося вампира, окутывая того в кокон. 
 

 




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 13 Февраль 2022 - 00:46


  • 2

     Эрика поднялась на второй этаж и застыла у двери, прислонившись спиной к стене, разговор с Сальвадором напрочь выветрил весь весёлый хмель из головы и нагнал ностальгической тоски. Прогоняя дурацкие мысли, девушка глубоко вздохнула и толкнула ручку двери, захлопывая ее за собой. Перешагивая порог она раскрыла рот, чтобы что-то сказать Брэму, которого оставляла сидящего за записями, да так и замерла. Вся комната была заплёвана паутиной, бардак, разбросанные вещи и под потолком, прямо по центру, свисает огромный кокон, который старательно доплетает такой же огромный паук. Не сложно было догадаться по очертаниям, что в нем человек вверх ногами.
     Полукровка не растерялась, она уже встречала подобную аномалию в лавке покойного артефатора Лейфа, одно лишь ее занимало - Эрика считала, что такие чудеса случаются только если артефакт активно использовать, но сейчас он покоился в сумке на ее кровати, если только… Брэм мог его надевать? Предаваться рассуждениям не было времени, кричать и привлекать внимание Криг тоже не решилась, побоявшись, что придётся объясняться, вскроется артефакт, и кто знает, как быстро слухи из Азариса про таинственную колдунью могли покинуть пределы города?
     Эрика осторожно присела, не сводя глаз с занятого делом паука, и подняла недопитую бутыль вина, которую оставляла у двери перед уходом, да с силой зашвырнула в чудище. Бутылка разбилась о жесткий хитин, осыпавшись осколками стекла на пол, а горе-авантюристка метнулась к ближайшей кровати и схватила с нее сложенный в ногах плед. Здоровая туша паука возмущенно ухнулась на пол и быстро перебирая лапищами направилась в сторону нарушительницы покоя. Эрика бросила расправленный плед, в надежде ослепить чудище на мгновение, но паук ловко сдернул его расположенными у пасти ротощупальцами и брызнул паутиной в ноги полукровки. Криг хватило прыти отскочить и запрыгнуть на прикроватный сундук, от которого она оттолкнулась и прыжке решила оседлать восьмилапого переростка. Но магический монстр ударил одной из лап, прибивая девушку к полу.
- Кьялин! - сдавленно выругалась полукровка и отпихиваясь от лап закатилась под кровать Брэма, забиваясь поближе к стене. Она уперлась ладонями, коленями и носками стоп в днище кровати, надеясь завалить ее на бок и придавить чудище, но паук пошел тем же путём и силы у него оказалось больше. Он с легкостью приподнял кровать, влезая под нее своей головогрудью и не дружелюбно клацнул хелицерами. Эрика сгруппировалась и с силой зарядила подбитым каблуком сапога в морду чудища, выбив один из больших глаз. Паук уронил кровать, которая с грохотом накрыла девушку, больно ударив по макушке, и заметался по комнате, шипя и стрекоча. Шикнув, потирая голову, Эрика воспользовалась замешательством врага, чтобы сконцентрироваться на заклинании стойкости и силы. На помощь извне она не рассчитывала. Пока она накладывала на себя чары, паук потерял к ней интерес, принялся ползать по комнате, словно что-то искал.
     Осторожно выглянув из под кровати, Криг увидела, что паук забрался передними лапами на противоположную кровать, словно обыскивая поверхность. Девушка тихонько выбралась и достав засапожный нож принялась бороться с паутиной кокона, стараясь не поранить пленника. Она распутала голову тавантинца, освободив лицо Брэма - тот выглядел сердито, но в момент его выражение сменилось на тревожное.
- Кулон! – выпалил вампир, указывая взглядом за спину Эрики. Та обернулась и ругнулась. Хитрый паучара нашел ее сумку с амулетом, заплясал на месте, подхватив ее хелицерами и бодро побежал к выходу. Его лапы ловко открыли двери и Криг бросилась вдогонку, прыгая на паука сверху, пока его толстая задница протискивалась в дверной проем. Полукровка умудрилась оседлать восьмилапого переростка, оказавшись между грудью и брюхом, но из-за строения паучьей тушки, она не смогла обхватить его ногами, подобно лошадиным бокам.
- Стой, зараза!
     Паук, игнорируя лестницу, перевалил через перила, ломая их и побежал по потолку к выходу. Удержаться на этой волосатой и шустрой махине у Эрики получилось не долго, она схватилась за одну из лап, болтаясь под потолком, издавая нечленораздельные возгласы, но очень быстро сорвалась вниз, приземляясь прямо на колени Сальвадору и вытаращив на него ошалевшие глаза.
- У него мои вещи! Ловите! - закричала она прямо в лицо полуэльфу.




Сальвадор
Летиф Асвани

    Полуэльф


Последний шанс

Отправлено 13 Февраль 2022 - 13:39


  • 2
Остаток ночи Сальвадор проводил все в том же кресле, в компании кувшина местного вина и со стороны могло бы показаться, что нелегкое дело борьбы с алкоголем путем его принятия внутрь дается ему с некоторыми трудностями – проще говоря, что полуэльф уже давно и прочно пьян. Услышав шум сверху – оттуда, куда ушла к своему спутнику его старая знакомая, он лишь недобро ухмыльнулся и в очередной раз приложился к кувшину. Однако, продолжить размышления ему было не суждено, ибо упомянутая знакомая в какой-то момент вдруг не самым изящным образом спикировала ему на руки, заодно выбив собственным телом у него из рук кувшин, который тут же и разбился. На появление Эрувен Сальвадор отреагировал на удивление спокойно – что, впрочем, могло бы быть объяснено как немалым количеством выпитого, так и природным спокойствием полуэльфа. Выпускать Эрувен из рук раньше чем это стало бы абсолютно необходимо, он не торопился, и пробормотал что-то насчет того что как-то уж очень нечасто счастье само валится с неба и с легким сожалением взглянул на осколки кувшина. Противоположный взгляд на окружающую реальность имела полуэльфка – она с ошарашенным лицом попыталась вскочить в погоню за пауком, сопровождая это поясняющим заявлением - «У него мои вещи!», пока восьминогий виновник торжества направился скорым шагом наружу через дверь.
Сидевшие в этом же заведении плотной компани торговцы сбились в кучу, рассматривая выбитый дверной проем, густеющую темноту и ежась от задваемого внутрь холодного сквозняка. На пороге уже успела набраться снежная пыль. Атраванские купцы глубокомысленно цокали языками, а один из них вдруг принялся объяснять, что Алуит послал это чудище в качестве наказания.
Никто из нас — горе нам, горе! — не следует заветам Милостивейшего Алуита, который заповедал своим людям не пить вина, не давать денег в рост и не предаваться разврату! А ведь все мы запятнаны этими преступлениями! — выкликал он, посыпая себе голову пеплом из очага. — Клянусь, клянусь, никогда больше не прикоснусь к неправедно нажитому добру, не стану соблазнять чужих женщин и пьянствовать
Тут он всхлипнул и замолчал с открытым ртом. Очевидно, мысль о том, что придется отказаться от пьянства, потрясла его. Красные пятна медленно поползли по лицу мармарида.
Другой только качал головой и повторял:
Да смилуются над нами Двенадцать Пророков! Что за чудище!
Третий тряс головой и попросил:
Ущипните меня, а то я, наверное, сплю!
Хозяин заведения – гном - одним прыжком выскочил из-за прилавка. На груди его грозно колыхался чистый и свежий фартук, в крепкой руке он сжимал большущий топор
Не дайте уйти чудищу разорителю! За ним!
С ревом и рыком из кухни повалило его многочисленное семейство - жена, две дочери, пятеро сыновей, вооруженных кочергами, ухватами и клещами.
- Ну что ж... - Сальвадор не отказывая себе в удовольствии вроде как ненамеренно облапать свалившуюся на него полуэльфку, позволил ей встать и поднялся сам, плавным движением выхватив меч - мы идем спасать имущество дамы! От подлого восьминогого вора – он цокнул языком и торопливым шагом направился к выходу, вслед за пауком, по дороге обернувшись к самому голосистому купцу - а ты бы не говорил за всех... Может, кое-кто был бы и не против предаться, кхм, всякому – последние слова Сальвадор пробормотал уже почти себе под нос, выбегая из двери таверны на ночные улицы.
Эрика бросилась к выходу вслед, расталкивая атраванских купцов. В лицо ей дунуло снегом и ветром, развевая растрепанную косу, она побежала до выломанных ворот, но снаружи было не видно ни зги, а гномы во главе с Сальвадором уже давно убежали куда-то далеко вперед.
Когда же Эрувен добралась до них, странная компания мстителей уже остановилась, ибо успела что-то найти и теперь, собравшись в кучу, проводила, очевидно, исследование найденного. Добычей оказалась полупустая бочка из-под меда, кузнечные клещи, копченая колбаса и много-много маленьких жаренных пауков, в которых один из атраванцев узнал свой деликатесный товар. Сальвадор к этому моменту уже умыкнул под шумок одну из тех колбасок и с философским видом ею закусывал, продравшись из толпы и, видимо, потеряв интерес к дальнейшему расследованию. Встретив Эрику, он пожал плечами и буркнул, мол - исчез, гаденыш.


Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 17 Февраль 2022 - 21:46


  • 2
16 января, 3058
северный тракт от Азариса,
постоялый двор
Ночь

 

Последнее что видел Ливингстоун через небольшое отверстие в коконе было истинно пропитано духом авантюризма, приправленное толикой безрассудного риска. Намереваясь остановить сверхъестественного вора, Эрика оседлала его жирное брюхо и скрылась вместе с ним дверях. Снизу донеслись смешанные возгласы под аккомпанемент падающих стульев и переворачиваемых столов.
— У него мои вещи! Ловите! — перекрывая грохот, закричала Эрика. 
Казалось она разбудила табун тавантиский кнехтов, готовый снести всё на своём пути. Постояльцы, топая ногами и выкрикивая малосвязаные речи, высыпались в погоню, и в зале стало неестественно тихо. 
Брэм вновь напрягся в очередной, но тщетной попытке порвать липкие путы, и они в конце концов поддались. Рухнув на пол, вампир уставился на свободные руки, которые полностью были вымазаны в мёду, как и он сам, с головы дл пяты. Небольшая их комнатка, ранее запаутининная, также оказалась вся в сладком пчелином нектаре. Не теряя времени, он вскочил на ноги и кинулся к столу. Вязкость мёда обляпала всё, что там лежало, но вампир это сейчас волновало мало. Он схватил арбалет, перекинул сумку через плечо и вылетел из дверей вслед за пауком. Тот появился не просто так, выбрав их комнату для охоты. Более того, чудище не охотилось, оно, хорошо осведомлённое, пришло, чтобы утащить крайне ценный артефакт и сделало это. Оставалось выяснить кем оказался столь проницательный информатор для грязного дела. 
Зала была пуста, и Брэм, перепрыгивая через раскиданные стулья и разлитые лужи пива, выбежал в ночь. Чуть поодаль на тракте скопился тот самый табун, внимательно рассматривая что-то. Эрики среди них не было. Ливингстоун завернул в стойло и столкнулся с горе-авантюристкой, уже седлающую кобылу. Он ухватил разгорячённую происшествием девушку за руку и покачал головой. Её лицо постепенно делалось менее гневным и вскоре она, скрипя зубами, спрыгнула с лошади. 
— Что у вас за придорожный трактир без охраны, где невозможно оставаться в безопасности? — на гнома, который возвращался после неудачной погони за пауком, и вылилась вся злость Эрики. Тот  оторопело уставился на нёе, раскрывая и закрывая рот, издавая сдавленные обрывчатые звуки. И даже попятился на пару шагов, никак не ожидая такого напора от, казалось, милой девушки.  — Мои вещи и деньги украли! Мой спутник, да вы только взгляните на него! 
Гном, всё ещё сжимая огромный топор, осмотрел Ливингстоуна и сочувственно поцокал языком
— А что в комнате? — не дожидаясь слов трактирщика, Эрика неожиданно обратилась к Брэму.
Но тот не успел ответить, поскольку гном прочистил пересохшее горло и сказал:
— П-пу... пусть хейри не беспокоится. Моё заведение самое лучшее на этой части дороги. И никогда в нём не было места кражам и нападениям на постояльцев, а с помощью колдовства и подавно! И подобные выходки, уж будьте уверены, я никому не прощу! Мой старший сын уже поскакал в храм за жрецом. Служители Солнцезарного видят любую ложь и чувствуют поганое колдовство. Он укажет виновника, или в какую сторону виновник пошёл.
Несдержавшись, Брэм выдохнул разочарование. Только жреца, видящего сквозь иллюзию, ему здесь не хватало. Впрочем прибытие его всё равно состоиться не раньше рассвета. К тому времени вампира в постоялом дворе быть уже не должно. 
— Самое лучшее заведение, в котором нас чуть не прикончил паук переросток! — передразнивая хвалебные речи о трактире, всплеснула руками Эрика. — Вы можете хотя бы воды нагреть, чтобы устранить последствия этого нападения?
Девушку накрыли сильные эмоции, она вспотела после стычки с пауком и не желала остывать. Её тело нагрелось, а запах усилился, отвлекая Брэма. Облизнув верхнюю губу, он перевёл взгляд с ругающейся Эрики на место, где некогда стоял табун постояльцев и рассматривал неподходящие для улицы предметы. Не говоря ни слова, Ливингстоун покинул полукровку и гнома, услышав, как трактирщик ответил Эрике:
— Да, хейри. Конечно. Вашу комнату уберут, а вещи приведут в порядок. С водой, правда, это самое оно... дровами греть надо. Быстро не разведёмся...- 
— Быстро не быстро, делать нечего, — звонкий расстроенный голос раздался за спиной, когда падший инквизитор присел возле странно оставленной посреди улицы бочки. 
Бочка оказалась из-под мёда, из которой торчали кузнечные клещи, копчённая колбаса и неисчисляемое количество маленьких жареных пауков, видимо, как деликатесный товар из Атравана. Из всех этих сумбурно подобранных вещей тянуло магией. Той магией, которая стала Брэму известна не так давно после обращения. Он явно ощущал присутствие Духа. Обман. Иллюзия. Магия не уходила, а как туман, дымка зависла над оставленными вещами. Поднявшись Ливингстон задумчиво наклонил голову, задавая себе наводящие вопросы: иллюзия? Обман с использованием физических объектов для совершенствования качества иллюзии? Мёд — он осмотрел выпачканные руки, — для паутины? Клещи как жевала или хелицеры? Бочка — толстое брюхо? А жареные насекомые как основа образа? 
Закрыв на некоторое время глаза, Брэм потёр переносицу. 
Охотник за артефактом прекрасно знал об их направлении, о вероятной остановке в придорожном трактире. Владея колоссальными магическими способностями, неизвестный наколдовал физическую иллюзию для выполнения задуманного. 
Помимо хаотично и бездумно затоптанных следов постояльцев Брэм выделил некоторые, что уводили прочь от бочки. 
— Дело плохо, — отвлекая от раздумий, раздался голос Эрики совсем рядом, —  не очень я хочу встречаться со жрецом. 
— Я уже быть не тут, когда он прибудет, — сообщил Ливингстоун куда-то в пустоту перед собой. 
Встреча с жрецом ничего хорошего не предвещала для вампира, который подвергся унизительному нападению огромного паука и был вымазан в меду. Вязкая масса даже на морозе доставляла неудобства, мешала моргать, говорить и сковывала движения. Оглядевшись вокруг и удостоверившись в том, что вокруг нет любопытных глаз, Брэм принялся аккуратно ломать колоду и оглядывать её содержимое, словно там могло таиться объяснение. 
— Хорошо бы и я быть не тут, — в тон задумчивости вампира сказала Эрика.  — У меня связь с кулоном, я выйду на него, как вышла на тебя в лесу. 
Брэм не отвечал, поглощенный делом и мыслями. В конце концов Эрика просто махнула рукой и расстроено побрела обратно в трактир, где ей готовили бадью с горячей водой. 
Остаточное облако магии ещё витало над разломанной бочкой, когда Ливингстоун оставил их, отправившись по видимому следу. Тот становился всё мельче, и падший инквизитор сомневался, что дойдёт до цели до того, как отпечатки чужих стоп окончательно не скроются под снегом. Мелкая крошка, не имеющая ничего общего с мягкими снежинками, колола измазанное в меду лицо и постепенно прикрывала тракт. Удобнее перехватив арбалет другой рукой, Ливингстоун сбавил шаг, закрыл глаза и по-волчьи принюхался. Незнакомый запах шёл от теряющейся вереницы следов, чтобы впоследствии получаса затеряются совсем среди тысячи других, ровным счётом как и затерялись следы под занесённым слоем колючей крошки.
Ночь стояла великолепная. 
Брэм заметил её, отвлекшись от привёдших его в тупик поисков вора. Тишина не нарушалась даже гулким придорожным трактиром, позволяя лишь раздаваться естественным звукам. Шуршал падающий снег. Уханье совы сменялось едва слышным для уха вампира шелестом перьев, когда ночная хищница точным манёвром сжала смертоносными когтями потерявшую бдительность жертву. Где-то не так далеко завёл грустную песнь одинокий волк. Вампир поднял взгляд на скрывающуюся за облаками неполную луну, разделяя печаль серого хищника. 
Ему так никто и не ответил. 
 

 


Сообщение отредактировал Ливингстоун: 17 Февраль 2022 - 21:55



Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 18 Февраль 2022 - 21:18


  • 2
16-17 января, 3058
северный тракт от Азариса,
постоялый двор
Ночь-утро

 

 

Дорога до трактира заняла в два раза меньше времени, если не в три. Брэм широкими быстрыми шагами добрался до заведения и тут же направился к хозяину. Его интересовали постояльцы, а именно те, кого не досчитались, тот, кому должны были принадлежать следы. Впрочем, падший инквизитор имел зудящее предположение о совершившем краже лице. Ответ Зирака его не удивил, поскольку все оплатившие постой в комнатах находились в зале, где вновь царила привычная всем атмосфера. Столы стояли на прежних местах, лужи вытерли, а постояльцы продолжали отдыхать душой и телом, имея при этом новую и свежую тему для обсуждения. 
Выяснив где Эрика, Ливингстоун, игнорируя любопытные взгляды, прошёл через залу по коридору и остановился у одной из дверей, которая вела в купальню. Оттуда тянуло теплом и высокими ароматами — именно то, чего так не хватало многим путникам. 
Брэм постучал, но отклика не последовало. Он ухватился за ручку двери, но воспитание резко осадило порыв влететь внутрь. Собравшись, вампир всё же преодолел приступы совести и вошёл. 
У очага в углу, приподнявшись на мысочки, Эрика растягивала по веревке плащ. Из-под простыни, в которую девушка была умело завёрнута, торчали голые ноги, красивые и длинные. Убранство комнатушки инквизитор оглядел не сразу: выглядела она как небольшая квадратная коробка с здоровой бадьёй посредине и парой маленьких рядом; две скамьи стояли у противоположных друг другу стен для удобства купающихся. 
— Прошу прощения, — засмущался Брэм и принялся изучать узор на одной из лавок. 
— Что-нибудь выяснил? — спросила Эрика и жестом указала на два деревянных тазика, где недавно стирала свой плащ.
— Ничего, — он решил, что пока рано обвинять предполагаемое лицо в краже и пальцем проверил ближайший крючок для одежды и вещей. Колышек крепко застрял в стене, гарантируя своё качество. 
Она проследила за ним взглядом и насупилась.
— Надо уйти до утра. Раздевайся, я постираю. Я не смотрю, — она отвернулась.
Когда смысл слов дошёл до тавантийца он едва не поперхнулся. Уже одно его присутствие в купальне вместе с не являющейся его женой девой казалось переходом все черты этики и культуры общения с противоположным полом. Непозволительная вульгарность, неотёсанная грубость простолюдинов, которые ни в коем случае не должны мимолётной тенью проскальзовать даже в мыслях наследника семьи Ливингстоунов. Впрочем с другой стороны, семья у Dedomini lupus, безбожного волка, более не такая. 
В очередной раз справившись со своими старыми выдрессированными принципами, Ливингстоун посмотрел на Эрику. Сперва в глаза, затем осмотрел её голые ноги, которые она обняла, усевшись на лавку и уткнув взгляд в коленки. Арбалет и сумка остались на доверенном крючке. Медленно растёгивая ремешки и застёжки, Брэм сражался с сомнениями правильности поступка. Вскоре быстрыми, едва уловимыми движениями бледное худое тело добралось до бадьи и опустилось в горячую воду. Восхитительные ощущения от купания оставались прежними и в новой жизни падшего инквизитора. Он закрыл глаза и постарался расслабиться, держась за края, опустился ниже в воду. 
— Откуда вообще все это? — Эрика изучала его одежду. —  В той бочке тоже был мёд… и пауки. 
Повернув голову, Брэм смотрел на спину девушки. Ткань намокла, детально очерчивая её нагое тело. 
— Та же магия.
Которая прячет за собой умелого ворожея-иллюзиониста. Если тот способен на столь необычные манипуляции с магией Духа совместно с физическими объектами, то его желание любой ценой завладеть артефактом вполне обосновано. 
— Я думала, что магия происходит, если надевать кулон. Ты же не надевал? — Эрика обернулась так неожиданно, что Брэм не успел отвести взгляд с её спины. Впрочем она сразу же отвернулась, продолжая копошиться в липкой от мёда одежде. 
— А выходит, кулон ни при чём, — продолжала она. — Кто-то следил всё время и колдовал чудовищ. Не нужно было мне его снимать…
Соглашаясь с каждым её словом, Брэм занырнул с головой в воду и принялся отмывать волосы. Треклятый мёд неистово сопротивлялся.
Вампир не видел, как из поясного кармана выкатилось кольцо, которое тут же подхватила Эрика. Покрутив им перед глазами, она отложила его на лавку, где была сложена ее сухая одежда. Полукровке посчастливилось больше, в меду пострадал лишь её плащ, брошенный на кровати.
— Твой друг... Кто он? Расскажи. Он ушёл, когда паук ушёл, — Брэм показался на поверхности и, заметив кольцо на лавке, добавил: — Не трогать, пожалуйста, мои... мои вещи.
—  Не друг он мне, — раздраженно ответила девушка, заливая выпачканную одежду вампира в тазу ведром воды. — Помочь хотела. Нам бы побыстрее их высушить и уходить. 
Казалось, слова падшего инквизитора обидели её, и Эрика принялась одеваться. 
— Когда ушёл паук, говоришь. Может он не шутил? —  последнее горе-авантюристка прошептала себе под нос себе, но вампир без труда услышал её. — Он помешан на книгах, был, когда я его знала. Доставал моему… опекуну разное… 
— Кто он? — повторил настойчиво вопрос Ливингстоун. 
— Откуда я знаю!? —  натягивая сапог, раздраженно выпалила Эрика. — Я даже не знаю, кто ты такой! Я вообще не очень разборчива в выборе товарищей.
Закинув кафтан за плечо и останавливаясь в дверях, задетая за живое полуэльфка буркнула: —  давай быстрее, — и ушла. 
Голова Брэма ещё долго торчала из остывшей воды, разглядывая дверь, за которой скрылась Эрика. Девушка многого не договоривала, либо защищая предполагаемое в краже лицо, либо искренне и специально ничего о нём не помня. Так или иначе из неё следовало получать больше конструктивной информации без эмоциональных излишеств. 
Используя скобок и мочало, тавантиец добился значительного успеха в избавлении от мёда. Хотя некоторые места так и остались с липким осадком. 
Время близилось к рассвету, и вот-вот готовый забрезжить, он подгонял двух путников к возвращению на тракт. 
 

 




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 19 Февраль 2022 - 14:22


  • 2

17 января, 3058

северный тракт от Азариса,

постоялый двор

Ночь (за час до отъезда)

     Эрика покинула купальню не в духе.
«В чем он меня подозревает? Вопросы, вопросы, хоть бы раз сам ответил на один!»
Неравенство в их союзничестве с вампиром было для Эрики очевидным и, тем не менее, она не готова была от него отказаться, так как трезво оценивала свои шансы на успех в этой истории с артефактом, в которой она увязла по собственной глупости.
     Умыкнув плед из чужой комнаты, хозяин которой опрометчиво оставил ее приоткрытой, Криг вернулась к двери купальни и села на скамейку, облокачиваясь на стену, в ожидании спутника. Размышляя о том, что покладистость в общении с Брэмом принесет ей больше плодов, нежели разнузданная гордыня, девушка начала клевать носом, а тавантинец, похоже, не торопился.

     Спустя по меньшей мере час, Брэм наконец показался из купальни, на нем были надеты выстиранные от мёда и все еще влажные рубаха и штаны. Он не громко окликнул Эрику и та, подняв на него сонный взгляд, протянула плед, но вампир качнул головой, отказываясь. Вместе они вернулись к трактирщику, дабы узнать, привели их комнату в порядок или готовы выделить другую. Зирак – хозяин придорожного трактира, поведал, что им придется по ютится до утра в комнате поменьше и Брэм, бросив Эрике короткое: — Поднимайся, —  остался договориться с Зираком, дабы тот приготовил им припасов в дорогу на два дня.
     Полукровка очень устала от череды неудачных событий. Войдя в куцую комнатушку, она с порога рухнула на узкую жесткую койку и полежав так лицом вниз минуту другую, раздумывала о том, как все складывается не в её пользу. Пессимистичные мысли обуревали её утомленный дорогой и схваткой с пауком разум. Может не стоило покидать Фаэмар и лишать себя скромной тихой и спокойной жизни? Ведь с тех самых пор, как она сбежала от Мориота, жизнь, словно в наказание за дерзость, вставляла палки в колеса на каждом повороте судьбы. Съежившись комочком к стене, Эрика почувствовала, как защипало глаза от накативших слез. Позволив себе раскиснуть, она беззвучно заплакала о своей горемычной судьбе, лишь плечи содрогались и тихие всхлипы нарушали тишину, пока дверь не распахнулась и Эрика сжала зубы, веля себе прекратить.  

— Эрика, — Криг слышала, как Брэм прошел через комнату, скрипнули ножки переставляемого стула. Он сел чуть поодаль напротив неё. — Ты очень храбрый. Ты напал на паук. Риск. Опасность. Храбрость, — похвала прозвучала одобрительно из его уст, но ожидаемой радости полукровке не принесла. Эрика шмыгнула носом, торопливо повозила рукавом по лицу и приподнявшись на локтях, взглянула на вампира заплаканными глазами.

— Я неудачница! — выпалила она в сердцах, рывком перейдя в положение сидя и поджав коленки к груди.
— Из-за моей глупости тебя чуть не сожрал этот паук и я не смогла ничего сделать, потеряла артефакт. Я даже не чувствую его сейчас, вообще, ни малейшего ощущения — речь сперва пламенная сошла на нет и закончилась полушепотом. Девушка собиралась отвернуться, но вампир поймал её взгляд и не отпустил. Эрика вздрогнула и замерла, ощущая, как теряет власть над реальностью и над разумом.
— Послушай меня, Эрика. Сейчас ты брать себя в руки. И ты расскажешь о пожар, который ты бежал от.

     Криг некоторое время молчала, чувствуя, как ее затягивает в голубой омут чарующих глаз, даже в темноте комнаты они казались ей яркими и этот взгляд был мягок, но одновременно тверд и властен, что она не в силах была оторвать глаз, завороженно глядя на вампира, приоткрыв рот.  

— Когда я сбежала с корабля, — монотонно и без эмоционально начала она говорить, —  на берегу меня нашли жрецы, они приютили меня в храме Мохольгана, я там жила и работала. — она сморгнула с ресницы последнюю слезинку недавнего отчаяния, которая скатилась по щеке, но девушка этого даже не заметила. —  В день свадебной церемонии я спалила тору жреца своей самокруткой, это вышло нечаянно. Начался пожар, но мне не позволили объяснится —  ее брови изогнулись, придавая лицу виноватый вид — и чтобы не получить по шее, я сбежала, забрав чужую лошадь. В седельной сумке я нашла артефакт — она моргнула, ни на миг не отводя взгляда от контролирующих её глаз вампира и замолкла, ожидая дальнейших указаний, сидя перед ним, как вкопанная.




Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 19 Февраль 2022 - 15:47


  • 2

— Когда первый раз был... когда плохие люди пришли за ним? — продолжил свой расспрос Ливингстоун, голос его звучал беспристрастно.
— Ван Кола хотел купить артефакт, он все про меня знал — Эрика переползла по кровати, садясь  ближе к Брэму, её глаза с туманной поволокой неотрывно глядели на тавантинца. Это безотчетное состояние под влиянием ревенатских чар будило в ней то чувство безудержной страсти, того наслаждения, которое дарил яд вампира. Она не помнила миг укуса, но отчетливо помнила тот восторг, взрыв сознания, уносящий к звёздам и выше.
— Как он всё про тебя знал?
Девушка пожала плечами и неосознанно потянулась рукой к шее, пальцы нырнули под высокий воротник и потерли шрам от укуса.
— Человек, который мы встретил рядом с дорога — кто он?
— Старый знакомый, Сальвадор из Фаэмара — судорожно сглотнув и приоткрыв рот, облизнув верхние зубы, Эрика расстегнула верхнюю застежку кафтана. Бег ее сердца ускорился, в груди разгорался огонь предвкушения испытать то дурманящее удовольствие вновь. Невидимый магнит притягивал ее к источнику наслаждения, в который хотелось окунуться без памяти.
— Любовь? — продолжал спрашивать вампир.
— Сейчас? —  не верно поняв суть вопроса, уточнила Эрика, неожиданно охрипшим от спёртого волнением голосом. Смущение окрасило её щеки, но затуманенный взгляд полукровки по прежнему был прикован к управляющим разговором, холодным глазам вампира.
— Да —, коротко ответил он.
— Если ты того желаешь — девушка продолжила расстегивать кафтан, глядя Брэму в глаза.
— Сальвадор — колдун?
—  Нет — кафтан уже соскользнул с плеч, являя взору вампира торчащую, через светлую ткань рубашки, возбужденную грудь полукровки. Ливингстоун невольно опустил взгляд и потерял концентрацию на гипнозе. Эрика растерянно заморгала, замерла, осознавая происходящее и прекратила раздеваться. Она опустила глаза, глядя на себя и быстро, стыдливо натянула кафтан обратно, запахивая его. Яростный взгляд обжёг тавантинца, ноздри сердито раздулись.
—  Ты обещал мне не приказывать больше —  медленно, по-змеиному процедила полукровка, злобно сузив глаза.
— Вопросы не есть приказы, — ответил вампир, — Твоя действия есть твоя желания.
Эрика вспыхнула от стыда от этих слов и отвернулась, торопливо копошась с застежками кафтана. «Насмехаешься надо мной, пользуясь своими способностями, чтобы потешить извращенное вампирское нутро! Гад!»
—  Это низко! Я не знаю, что это такое, —  она буквально задыхалась от возмущения, —  Это.. это против моей воли! Ты дурачишь мне голову!
— Прошу прощения. Но ты не дал ответы к мой вопрос, — он замолчал ненадолго. — Я думать твой друг брал артефакт.
Эрика молчала, чувствуя себя отвратительно после воздействия гипнотических чар. Это желание, эта тяга, они вводили её в ярость, потому что она не могла этому противостоять. Усилием воли взяв себя в руки, она медленно выдохнула. Обернувшись и взглянув в глаза вампиру, но тут же стыдливо отведя взгляд в сторону, она постаралась отвечать отстраненно, чтобы поскорее замять тот постыдный момент, возникший мгновение назад.
—  Сальвадор? Возможно...он вел себя странно и потом исчез. Но его магия развита еще меньше моей. Значит он на кого-то работает? —  пересилив себя, она вопросительно подняла взгляд на Брэма.
— Возможно, — слегка покивал Брэм и сам теперь отвёл глаза, чтобы не смущать Эрику. — Сальвадор идёт на Сандарра-Тар. Но правда это?
Девушка задумалась, прикусив нижнюю губу.
—  Не знаю. Я не чувствую артефакт, как будто его положили в мешок с арматидом. Сидеть и ждать, пока я что-то почувствую и объясняться с жрецом я не хочу. Не люблю я жрецов —  Криг неприязненно поморщилась.
     Их разговор прервал стук в дверь и Эрика поспешно подскочила, бросившись открывать. Это был Зирак. Гном-трактирщик выглядел устало и сонно, отчего девушке стало немного совестно, что их присутствие привнесло хлопот в его мирный и степенный быт. Зирак сообщил, что припасы в дорогу готовы и посетовал, что утром прибудет жрец, а Эрика, так бурно реагирующая на пропажу своих вещей уйдет до его прихода, не дождавшись результатов его изысканий. Криг строго отрезала, что не намерена ждать и сама пойдет по следу.
 

17 января, 3058
рассвет


     Двое путников верхом на одной лошади вышли к тракту, когда первые лучи солнца забрезжили над заснеженными шапками деревьев. Перед ними лежал выбор, развернуться и двинуться на Юг, в Азарис или минуя его в Турл-Титл, либо двигаться дальше на север и идти к крепости Сандерра-Тар – пограничью республики.
— Что будем делать, в Сандерру? —  выдыхая облако пара, Эрика в смятении обратилась к Брэму, обернувшись. На ресницах у нее налипли снежинки, щеки тронул морозный румянец, этот день был холодней предыдущего. Брэм указал подбородком влево и Эрика согласно кивнула. Ниже опустив капюшон, и плотнее закутавшись в плащ она ударила пятками в лошадиные бока и сказав: — Держись крепче — пустила Морковку в галоп.
     Заклинание стойкости и присвоенный плед из трактира, который Эрика подвязала под плащ, чтобы было теплее, помогали справляться ей с холодом и усталостью от бессонной ночи. Впереди белым снежным полотном распростерлась неизвестность. Безмолвная белоснежная зима не внушала оптимизма полукровке, но Эрика запретила себе впредь унывать и, хоть она спиной и чуяла напряжение из-за сидящего позади Брэма, всё же вместе с тревогой он дарил ей и надежду на благополучный исход.




Ливингстоун
Ливингстоун

    Dedomini lupus


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: вампир (тавантиец)
Специализация: Ночи и Духа

 
 


Последний шанс

Отправлено 20 Февраль 2022 - 23:15


  • 3
17 января, 3058
северный тракт от Азариса,
Утро

 

Снег вылетал из-под копыт кобылы, пока та галопом неслась по тракту на север. Мимо проносились однообразные виды полей, иногда сменяемые посадками, небольшими рощами, пригорками и холмами. Чужие следы, если те и были, замело снегом, который экономно и тактично спускался с затянутого серостью облаков неба. 
Впереди замаячила искра костра, стойко светящегося сквозь негустой лесок, с одной стороны спрятанный лысым холмом с одной единственный торчащей корягой. 
Эрика дала кобыле отдых, и та перешла на умеренный шаг, а затем и вовсе остановилась. 
С подозрением Ливингстоун всматривался в яркий огонёк, вероятно только что разведённый после ночной стоянки. Спрыгнув с крупа лошади, Брэм жестом объяснил Эрике команду ждать и тихой тенью заскользил в деревья. Рассуждая о возможности предполагаемого лица, совершившего кражу, находиться у огня, он шёл медленно, с опаской, прислушиваясь к каждому звуку и шороху. Если Сальвадор в действительности обладал столь замысловатой и усложнённой магией, то в открытую с ним встречаться становилось делом нежелательным. Брэм остановился. Появился запах горелой древесины, еды, пота лошади и усталой от дороги женщины. И она негромко напевала незатейливый мотив. Ступая тише обычного, Брэм опустил еловую лапу и выглянул из-за стволов. 
Закутанная в бордовый плащ женская фигурка склонилась к спасительному теплу огня. Дрова в нём мелодично и успокаивающе трещали, пока жадные языки пламени облизывали их сухую кожу, из которой с ожесточенным шепотом выходила влага. Лица незнакомки не было видно. Скрытое глубоким отороченным мехом капюшоном оно оставалось загадкой. Впрочем от девушки сильно веяло магией.  
Ухмыляясь мысли о возможной иллюзии Сальвадора, который скрывался под контурами женского тела, падший инквизитор осмотрел наспех организованную стоянку. Гнедой конь, топчущийся поодаль, расстеленный спальник да само кострище. 
Медленно вернув еловую лапу на место, Брэм развернулся обратно к ждущей его Эрике. 
— Последний раз, когда мы встретились с одиноким путником это вышло нам боком, — ворчливо высказалась горе-авантюристка, выслушав не самую грамотную подачу увиденного тавантийцем. 
Он стоял подле кобылы, задумчиво всматриваясь в искру. Эрика терпеливо глядела на него сверху вниз. 
— Ты ехать вперёд, — заговорил он в итоге, смахивая снег с плеч и полей шляпы. — Не тихо. Нормально. 
Когда звук удаляющихся копыт пронёсся по дороге и постепенно растаял в морозном воздухе, Ливингстоун вновь шагнул в тени деревьев. 
Бесстрашная одинокая путница оставалась на своём месте. Выудив некий предмет из походной сумки, она принялась звенеть посудой. Пища, ласкаемая пламенем, была готова к употреблению. Когда незнакомка откинула капюшон, Брэм нахмурился, разглядывая острые кончики эльфийских ушей, что выглядывали из гривы русых волос. Вокруг истории с артефактом кружилось значительное количество нелюдей. Эльфийка подула на ароматную кашу, набранную в плошку, но едва её губы коснулись горячего завтрака, как мимо мелькнула тень крупного лесного хищника. Волк махнул хвостом и скрылся в ежевичных кустах. Путница напряглась и, поднявшись с заваленного временем бревна, огляделась. Она распознала морок вампира и в мгновение ока раскусила чужую магию. 
— Кто здесь? Что тебе нужно? —  её приятный настороженный голос тут же зашептал непонятные слова после вопроса. 
Эльфийка готовила заклинание. В неожиданной атаки и агрессивном поведении со стороны незнакомки Ливингстоун не нуждался, поэтому, рассчитав своё преимущество, вышел в открытую к костру. 
— Моё имя Брэм, — он стоял на расстоянии, готовый мгновенно зайти за дерево и миновать эльфийское волшебство.  — Кто ты?
Эльфа сдвинулась так, чтобы между ними был огонь, а затем склонила голову в поклоне:
— Тириэль. 
Она шикнула на коня, который стал нервно переступать и фыркать в присутствии вампира.
— Я бы пригласила тебя присоединиться к завтраку... —  Тириэль указала взглядом на котелок с остатками каши, — но вижу, завтракать ты привык иным. 
Проницательность её застала Ливингстоуна врасплох. Он осмотрел эльфийку внимательнее. Серые глаза, русые волосы — она явно была не из числа чистокровных, как и Эрика. Но она пахла совершенно не так. Не так притягательно как Эрика. Тириэль держалась храбро, не поддаваясь ни панике, ни страху, но нотки волнения вампиру всё удалось уловить.  
— Уходи. Охоться в другом месте, вампир. Если попробуешь напасть — пожалеешь.
Брэм покачал головой, отметая предположение.
— Сейчас я не есть охотник, Тириэль, — он говорил спокойно, даже дружелюбно, но никак не мог заглянуть в глаза полукровки: она постоянно отводила взгляд. 
— Тогда, что тебе нужно?
— Помощь, — и это было чистой правдой. За помощью падший подразумевал информацию, что есть самое важное в любом деле. 
Эльфийка молчала в ожидании продолжения. 
— Как долго ты тут? — начал издалека Ливингстоун. 
— Я переночевала, проснулась и решила подкрепиться перед тем, как продолжить свой путь, —  без раздумий ответила она. 
— Ночь, — медленно и чётко проговорил он, — ночь была не тревожная?
— Я чутко сплю, но мой покой никто не нарушал... к чему эти вопросы? —  
От вампира не скрылось с какой осторожностью Тириэль рассматривала его лицо. 
— Один человек совершить...совершил кража в ночь и бежал.
— Вампира обокрали? —  эльфийка не сдержала нервной усмешки, но Брэма не тронула эта бестактность —  По этому тракту не редко ездят как повозки, так и одинокие всадники. Как выглядел тот человек?
— Девушка. Невысокая. Серые волосы, хвост. Имя есть Эрика, — облизнув губы, он вспомнил лицо своей спутницы: её частое глупое выражение, гордо поднятый нос, кривую ухмылку, глаза. Нет, они совершенно не похожи!
Личность Тириэль оставалось неизвестной, ставя под сомнения истиность её имени. Хотя падший инквизитор не уловил и малой частицы лжи, — девушка говорила уверенно и убеждённо, — это не стирало сомнений в причастности эльфийки к дело с украденным артефактом. Украденным до и после. 
Эльфа по имени Тириэль ненадолго задумалась, а затем покачала головой:
— Не видела такой.
— Спасибо, — вампир улыбнулся, быстро вспоминая выученные, прочитанные и услышанные слова наречия негантов. Память была одной из выдающихся черт инквизитора. — Куда ты ехать? Если это есть не секрет?
— На Север, —  неопределенно ответила она. — Ты так странно говоришь...Не узнаю этот акцент...
— Ты одна. Ты не бояться? — тавантиец решил не распространяться о своей родине и продолжил допрос, как когда-то. 
— Волков — нет. Людей — да. Но времени искать попутчиков не было. Я тороплюсь.
— Кто идти за тобой? Кто охотиться?
Эльфийка качнула головой:
— Лишь время. Кое-кто на Севере ждёт меня. И... я боюсь не успеть...
— Сальвадор? — нить надежды опасно натянулась, когда Ливингстоун осторожно упомянул имя подозреваемого. 
И лопнула:
— Это кто? Или что? — Тириэль непонимающе взглянула на необычного собеседника.
— Человек и эльф, — Брэм убедился в её непричастности и смиренно сбавил напор. 
— Это имя мне не знакомо. 
Когда вампир сделал скромный шаг вперёд, Тириэль настороженно выпрямилась. 
— Я не есть опасность, — мягко сказал ревенат. — Не сейчас.
— А что сейчас? — напрямую спросила Тириэль, немного потеряв свой уверенный вид.
— Сейчас я говорить.
И вновь началось то, что некогда верующий в Единого ненавидел больше всего. Борьба прошлого и настоящего, хитрость и коварство для достижения целей душили воспитанные мораль и благородство. И это жгло Ливингстоуна изнутри. Он сопротивлялся новой природе, отрицая модели жизни вампиров, как подлых существ, не способных на благодетельные поступки и мысли. 
— Тириэль, — ласково попросил он, проигрывая внутреннюю битву, — посмотри на меня.
Эльфийка явно испугалась этого, она отшагнула назад и принялась собирать свои вещи.
— Мне пора продолжать путь... — пробормотала она. 
Казалось только что созданные симпатия и доверия между ней и ним рухнули замертво. 
— Страх, — разочарованный в себе проговорил Ливингстоун, изменившись в голосе. — Прошу прощения, Тириэль. Прощай.
— Прощай, вампир. Удачи в поиске вора, —  эльфа выскребла остатки остывшей каши на снег, аппетит у неё явно был испорчен.
На этот раз ему вновь удалось выстоять против настойчивой атаки внутреннего зверя. Миновало чуть больше года, а подобная противоречивая брань прошлого и настоящего пугающе участилась. Впереди открывалась широкая полоса тракта, но Ливингстоун не спешил выбраться из слабых теней деревьев. Прислонившись к одному из них, он устало потёр лоб и, сняв шляпу, поднял голубые глаза к небу. Там как и прежде стояла неприятная ему тишина отрекшихся. 
— Не я оказался предателем веры, — осуждающим тоном сказал тавантиец вверх. — Не я. 
Эрика ждала его, потирая от холода ладони. На них ложился густой пар из её рта в попытках сохранить тепло. Брэму стало её искренне жаль. За всё: за постоянные опасные передряги, в которые она встревает, за его грязные поступки, за ощутимую несчастность, да даже за холод и длительное ожидание. 
— Ну что там? — просто спросила она. 
Брэм покачал головой, не готовый рассказывать ей о случившимся. Не сейчас. Возможно позже, но не сейчас. 
Он взобрался на круп лошади, когда Эрика поняла его настроение и кивнула на седло. Полукровка не задавала вопросов, не говорила, лишь молча управляла кобылой. И Брэм Ливингстоун был ей по-человечески благодарен. 
Дорога продолжилась. Но вампир то и дело оборачивался назад, ожидая увидеть одинокую фигуру в багровом плаще. 
 

Сообщение отредактировал Ливингстоун: 20 Февраль 2022 - 23:17



Эрика
Эрика

    Прохожий


Игрок Игрок Персонаж Персонаж Заслуги Заслуги

Анкета
Инвентарь
Хроника
Книга заклинаний
Раса: метис - эльф/человек
Специализация: Маг крови

Последний шанс

Отправлено 21 Февраль 2022 - 03:10


  • 2

17 января, 3058
северный тракт от Азариса,
День 

    Снег похрустывал под копытами Морковки, других свежих следов впереди не улавливал взгляд полукровки, что вселяло мало-мальскую надежду на то, что их путь до Сандерры будет спокойным. Рассуждая про себя, что не плохо бы было переподковать лошадь, Криг пару раз оборачивалась, украдкой ловя, как тавантинец беспокойно вглядывается в лес. Кем же была та одинокая путница? Жива ли она после встречи с вампиром? Эрике хотелось верить, что Брэм в первую очередь человек, что тот не раз доказывал поступками. Она глубоко вздохнула и поёжилась.
     «В Фаэмаре сейчас всяко по теплее будет. Интересно, как там Мориот?» В первый раз за долгое время она вспомнила про заботливого и вечно учтивого калеку, которому она должна была стать верной супругой. Ей даже сделалось немного совестно, что она сбежала вот так внезапно. Однако, мыслей навестить его и объясниться у нее не возникло. Она боялась встретиться с отцом и вновь оказаться под колпаком, без прав на собственную волю.
— Брэм — спустя долгую часть пути в тишине, Эрика решилась ее нарушить, негромко окликнув спутника через плечо.
— Ночью. Разговор. Я не хочу, чтоб такое повторилось, — она вспомнила события минувшей ночи и залилась краской. Хорошо, что она сидит спиной к тавантинцу и еще сильнее ей краснеть не пришлось, — Мне очень…Неловко и стыдно. Поэтому, если ты хочешь что-то ещё знать, спроси у меня сейчас, я отвечу. Без секретов. Только прошу, не заставляй меня больше отвечать своим колдовством.
— Куда ты бежать постоянно? — спустя несколько секунд, раздалось у нее за спиной.
— От неприятностей. — Не раздумывая ответила она.
— Неприятностьей?
— Неприятностей, да — по привычке поправила Криг, —  если тебе где-то плохо, ты останешься в том месте или уйдёшь?
— Не понимаю.
Эрика терпеливо выдохнула и попробовала перефразировать.
— Вот ты сам, Брэм, почему покинул свою родину?
— Смерть, — уклончиво ответил он.
— Ну, — она неопределенно махнула рукой, — у меня примерно то же самое.
Эрика ненадолго замолчала, думая как по простому донести до Брэма свою мысль.
— Сперва сбежала из «клетки», — она сделала акцент на последнем слове, пытаясь дать понять, что это косвенное выражение, — потом сбежала от смерти из рук человека, с которым.. м-м..ну в общем, понимаешь..была связь. А когда он узнал, что я колдунья, — болезненно вздохнула девушка, — он этого боится, не понимает и ему проще убить, чем понять. Потом бежала от жрецов, а дальше ты знаешь.
     Хорошо, что Криг была не ведома прежняя жизнь Ливингстоуна, который убивал ведьм. Врядли их общение сложилось бы подобным образом.
— Злое прячет доброе, а доброе скрывает злое, — цитатой из прочитанных книг ответил ей Брэм.
— Угу —, промычала Эрика и ей даже как-то полегчало на душе, ведь доселе полукровке не доводилось откровенничать с кем-либо. Она вволю позволяла себе приврать, не открываясь никому до конца. Пожалуй, только Сальвадор знал её чуть больше прочих. А сейчас у нее был выбор: добровольно рассказать о себе правду, либо эту правду из нее достанут не самым приятным и постыдным образом. Она уже усвоила, что с вампиром можно играть лишь по его правилам, но подстраиваться под кого-то Эрике было не привыкать.
     Девушка раскрыла рот, чтобы продолжить разговор, но в этот момент перед самым её носом просвистела стрела. Эрика взвизгнула от неожиданности, резко натянув поводья, отчего лошадь взвилась на дыбы. Девушка удержалась в седле, а Брэм ловко соскочил на ноги, но не успел он проследить источник внезапной атаки, как со спины в его правое плечо врезалась стрела.
     Хрупкая девушка и ее худощавый спутник с болезненно бледным лицом показались привлекательной добычей для грабителей, промышляющих разбоем на тракте. Двое мужчин в темных, припорошенных снегом одеяниях и с платками, скрывающими нижнюю часть лица, выскочили на дорогу с двух сторон. Одному полукровка умудрилась заехать подбитым каблуком сапога в нос, а второй грубо схватил девушку, стаскивая с седла и бросая на снег. Лошадь, лишившись седока, заржала и рванула вперед. А Эрика, выплевывая снег, увидела занесенный над собой меч и только и успела, что перекатиться, уходя из под удара. Рывком подскакивая, она попыталась сделать подсечку второму, который матерился, держась за нос, кровь из которого проступила через лицевой платок, но силы ее не хватило, она просто ударила его по ноге, после чего отпрыгнула и попятилась, стараясь держать обоих противников в поле зрения.
     Вампир в это время приметил лучника, подстрелившего его. Стрелок прищурился, снова спуская тетиву, отправив стрелу в полёт. Она нашла свою цель, впившись в живот тавантинца, который дернулся от удара, но продолжал стоять на ногах. Выражение лица лучника стало возмущенно-удивленным и последнее, что он увидел, был черный магический поток. Завопив, стрелок быстро затих, падая в кустах, присыпаемый снегом с веток.
     Пока вампир концентрировался на магии, со спины к нему зашел большой детина с дубиной и размашисто замахнулся. Брэм среагировал, но не достаточно быстро. Ударом его задело и выбило подстреленное плечо, опрокинув на землю.
— Ебучие маги, — с усмешкой выругался главарь и пользуясь моментом, вновь замахнулся и хорошенько приложил тавантинца дубиной, ломая ему ребра. Зарычав сквозь зубы, Брэм воткнул ему в ногу нож, отчего здоровяк пришел в ярость. Взревел и перехватил удобнее дубину, чтобы обрушить ее на голову вампира и покончить с ним. Но Брэм успел подняться и смачно ударил его в лицо кулаком со всей вампирской силой. Громила хрюкнул, упал навзничь и больше не вставал.
     Бандит с разбитым носом оттолкнул неуклюжего коллегу, который упустил бабу и достав нож, кинулся на Эрику. Но и второй с мечом не отставал, атакуя полукровку. Эрика только и успевала уворачиваться от свистящих в воздухе ударов, один из них полосонул ее по щеке и в следующий же миг она была схвачена бандитом с разбитым носом. Эрика оскалилась и с силой наступила ему на ногу, за что получила от второго под дых и шумно выдохнула.
— Не трепыхайся, сука, — свирепо рыкнул разбойник, приставляя нож к ее горлу. Он кивнул мечнику на Брэма, который только что закончил с главарем. Эрика бросила на тавантинца взгляд молящий о помощи. Только ее не смущал его вид с торчащими из тела стрелами, она видела его в не лучшем состоянии после драки с магическими зверями в "Меж двух рогов", когда весь израненный он ходил, как ни в чем не бывало. Мечник же выглядел явно оторопевшим, но все же пошел в атаку на Лвингстоуна. Выпад. Лезвие пронзило лишь воздух. Вампир увернулся и схватив бандита за плечи, вонзил клыки в его шею.
     Разбойник, что удерживал Эрику, испуганно ахнул, да и сама полукровка шире раскрыла глаза, видя сейчас истинную чудовищную сущность своего спутника. Мечник обмяк в его руках, а он глубже вгрызался в горло, от чего внутри у Криг всё сжалось, на миг она представила себя на его месте. Девушка глядела на Брэма одновременно с ужасом и с жалостью, оттого, что он... вот такой. Опомнившись, Эрика почувствовала, как хватка бандита ослабела, он оттолкнул ее, бросая нож, попятился и пустился бежать, не желая разделять участь своего товарища. Полукровка бросилась за ним в погоню и прыжком на спину, отработанным недавно на огромном пауке, настигла его, повалив с ног. Она уперла левым предплечьем его голову в снег и сидя у него на спине, неожиданно для себя самой, едко повторила слова бандита: — Не трепыхайся, сука. За что получила локтем в зубы, когда тот попытался её сбросить с себя. Почувствовав солоноватый вкус крови из разбитой губы, Эрика разозлилась от боли и выхватив засапожный нож правой рукой, всадила ему в шею. Мужик под ней обмяк. Сплюнув кровью на снег, девушка обернулась с опаской, поднялась на ноги и попятилась, глядя на вампира, который смотрел на неё. Его лицо было перемазано в крови, а у ног валялся мечник, не подающий признаков жизни. Эрика замерла, тело ее инстинктивно приняло оборонительную позицию, но Брэм не напал. Он подхватил мечника подмышки и потащил в кусты к лучнику. Девушка облегченно выдохнула, а когда вампир перетаскал все тела с дороги, она не преминула их обыскать. Полукровка нашла немного денег по карманам, ссыпала их в один кошель и спрятала за пазуху, а также забрала себе нож убитого ей бандита.
     Лошадь искали молча, идя по следам ее копыт. Только шепот заклинаний, которыми Эрика стерла следы недавней драки со своего лица и хруст снега под ногами, нарушали тишину. Не разговаривали вплоть до самого привала, который устроили уже затемно. Брэм был занят какими-то записями в книжицу, а Эрика грелась у костра и жевала хлеб с сыром, беззастенчиво наблюдая за спутником. Лишь когда он убрал кожаную свертку и поглядел на неё, она с трудом проглотила, неожиданно вставшую комом в горле пищу и спросила: — Научишь меня своему языку? Вампир согласно кивнул, но беседа их толком не сложилась - только полукровка поуютнее закуталась в плащ и прилегла на снятую со спины Морковки седельную сумку, как тут же провалилась в сон.

18 января, 3058
северный тракт от Азариса,
Утро

     Брэм разбудил спутницу еще до рассвета, та хоть и выглядела помятой и не выспавшейся, молча кивнула, умылась снегом, взяла в зубы кусок вяленого мяса и пошла крепить сумку к седлу. Дожевывала завтрак уже верхом.
     Пейзаж не менялся: заснеженные деревья, холмы, белоснежный тракт. На дороге проглядывались лишь едва припорошенные, почти свежие следы копыт и повозки, уходящие на север. Так, тавантинец и титланка, проследовали несколько часов, перебрасываясь редкими фразами. В какой-то момент Брэм заметил, как Эрика начала клевать носом, спина её расслабилась и нашла опору в его груди. Он не стал будить девушку, которой требовалось больше отдыха, чем немертвому вампиру, лишь аккуратно забрал поводья из ее расслабленных пальцев.




Количество пользователей, читающих эту тему: 2

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых


Рейтинг форумов Forum-top.ru

На верх страницы

В конец страницы